Вороньим пером С. Лурье

У нас вы можете скачать книгу Вороньим пером С. Лурье в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Лектор без стеснения заявил, что Гоголь не умел писать по-русски, у него был плохой слог, но хороший стиль. Самуил Лурье — писатель, критик, литературовед, член Союза писателей, Союза журналистов Санкт-Петербурга, Академии русской словесности. Его новая книга — это хорошо выполненная мозаика из нескольких избранных произведений и отдельных литературных тем, панорама, собранная из разноцветных фрагментов литературы разных эпох.

Взгляд Лурье на литературу специфичен, это видение, скорее, не исследователя-литературоведа, а критика, современника, подвластного влиянию поэтики постмодернизма. Взгляд беззастенчивый, восхищенный, но и не признающий личностных авторитетов классиков. Герои романа — обычные люди дореволюционной, николаевской России , которые попадают в западню исторической катастрофы, но остаются людьми, чья быстротекущая жизнь похожа на вечность.

Самуил Лурье — писатель, критик, литературовед. Самуил Аронович Лурье прочел лекцию в рамках воркшопа "Как сделать текст своей профессией" в Европейском университете. Фильм из документального цикла "Экология литературы" телеканал "Культура".

К летию со дня рождения Лидии Гинзбург. Повести покойного Ивана Петровича Белкина. Станционный смотритель Кто не проклинал станционных смотрителей, кто с ними не бранивался? Кто, в минуту гнева, не требовал от них роковой книги, дабы вписать в оную свою бесполезную жалобу на притеснение, грубость и неисправность? Кто не почитает их извергами человеческого рода, равными покойным подъячим или, по крайней мере, муромским разбойникам? Будем однако справедливы, постараемся войти в их положение, и может быть, станем судить о них гораздо снисходительнее.

Что такое станционный смотритель? Сущий мученик четырнадцатого класса, огражденный своим чином токмо от побоев, и то не всегда[3] ссылаюсь на Create your page here. Tuesday, 15 May Автор около тысячи публикаций в периодической печати.

Вороньим пером Лурье С. Борис Стругацкий и Александр Житинский беседуют с Самуилом Лурье г Полную расшифровку интервью можно прочитать здесь: Про удозвонов Самуил Лурье Остроумно про удозвонов. Лекция Самуила Лурье "Техника текста".

Часть 2 Монолог Лурье — не академическая лекция, а живой рассказ, в котором Бродский, Вознесенский, Довлатов — не классики литературы, а старые приятели, и у них можно запросто спросить: Батист Минаев Борис Дорианович. Самуил Лурье "Техника текста" Критик как посредник между событием и публикой. Монолог Лурье — не академическая лекция, а живой рассказ, в котором Бродский, Вознесенский, Довлатов — не классики литературы, а старые приятели, и у них можно Белкина, Станционный смотритель Подписаться на канал: Сущий мученик четырнадцатого класса, огражденный своим чином токмо от побоев, и то не всегда[3] ссылаюсь на совесть моих читателей.

Какова должность сего диктатора, как называет его шутливо князь Вяземский? Не настоящая ли каторга? Покою ни днем, ни ночью.

Всю досаду, накопленную во время скучной езды, путешественник вымещает на смотрителе. Погода несносная, дорога скверная, ямщик упрямый, лошади не везут — а виноват смотритель. Входя в бедное его жилище, проезжающий смотрит на него, как на врага; хорошо, если удастся ему скоро избавиться от непрошенного гостя; но если не случится лошадей?

В дождь и слякоть принужден он бегать по дворам; в бурю, в крещенский мороз уходит он в сени, чтоб только на минуту отдохнуть от крика и толчков раздраженного постояльца. Приезжает генерал; дрожащий смотритель отдает ему две последние тройки, в том числе курьерскую. Генерал едет, не сказав ему спасибо.

Чрез пять минут — колокольчик! Вникнем во все это хорошенько, и вместо негодования, сердце наше исполнится искренним состраданием. Сии столь оклеветанные смотрители вообще суть люди мирные, от природы услужливые, склонные к общежитию, скромные в притязаниях на почести и не слишком сребролюбивые.

Из их разговоров коими некстати пренебрегают господа проезжающие можно почерпнуть много любопытного и поучительного. Что касается до меня, то, признаюсь, я предпочитаю их беседу речам какого-нибудь чиновника 6-го класса, следующего по казенной надобности.

Ну а страна… страна известно кого выбирает и с каким рейтингом. Вопроса о превращении общества Зыгарь не ставит — этот вопрос потребует от предполагаемого автора еще больше усилий. По пути в Лету. Роман Сенчин — литературный труженик.

Мало того что несколько раз в год печатает новые рассказы и повести, он еще постоянно занимается таким неблагодарным делом, как критика, — и вот уже четвертый! Он много лет проработал в газете — газетная жизнь стимулирует, вечно надо придумывать новые темы, повороты, сюжеты статей и заметок; да еще и коллеги подводят, приходится писать самому. Но еще и — темпераментный литератор. Это темперамент не лидера, а старосты. Не то чтобы он защищал, хваля, засыпая сплошными комплиментами.

Сенчин — староста насупленный, требовательный. Он защитит — но и укажет, где ошибка по его мнению , где прокол, — подворотничок несвеж и койка плохо заправлена. Одно из ключевых слов Сенчина — сложно. Но есть понятия поважнее этой самой личной честности… Впрочем, это уже следующий этап развития, и, может быть, Сенчин к нему придет.

Почему не раскупают серьезные книги, в том числе филологическую прозу? А потому что предложения не говоря уж о рекламе нет. Эта книжечка вышла, — скажу я, перефразируя примечательную самую краткую в истории нашей критики рецензию Николая Васильевича Гоголя, — значит, где-то сидит и читатель ее.

По этому принципу и работают сегодня некоммерческие издательства — книги прекрасные они выпускают еще, пока — выбирайте любое слово , а вот заявить об этом…. На следующий день студентки прибежали в редакцию — их занимали книги Лурье! Саня Лурье это заслужил — своей прозой, своей жизнью, отданной отечественной словесности. Когда бываю в Нью-Йорке и прихожу в зал Кандинского в музее Гугенхайма или к Кандинскому в МОМА, то чувство эйфории от цвета и линий художника побеждает усталость путешественника.

Смотреть и впитывать можно бесконечно — как цветы и небо. Увидеть их вместе, обе и сразу, контрапунктом, вырванными из темноты освещением, — драгоценная редкость. По своему художественному смыслу Кандинский опередил и предсказал весь ХХ век. Только не очень был понят своей страной — и вовремя уехал. Понятие контрапункта — лежит рядом с бахтинской полифонией а ведь еще до всего этого оба понятия существовали в музыкальной терминологии.

Кандинский в своих озарениях шел от музыки А. Наше общество предпочитает предметное искусство, ценит сюжет, героя, пейзаж. Отстало ли оно в своих вкусах? Ну как всегда и везде — и да, и нет. Но оно боится беспредметности.