Первенцы свободы. Одеты камнем Ольга Форш

У нас вы можете скачать книгу Первенцы свободы. Одеты камнем Ольга Форш в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Сам прочел и дал мне: Взял я, многократно прочел… О, как жестоки, как обличительны неподкупные события в кратких сведениях о Михаиле! Земля ушла из-под ног. Некая гpoмада рухнула, придавила. Так, верно, бывает, когда минер той самой миной, что им заложена, чтобы взорвать неприятеля, взрывается сам.

Шестьдесят один год тому назад была заложена моя мина. Да, конечно, не мне, старику, пережившему четыре царствования четырех императоров, было безнаказанно переживать революцию.

Зачем не погиб я с доблестью, как погибли товарищи, на поле бранном или по приговору Ревтрибунала как несокрушимый, но честный враг? Кем войду я в память потомства? От производства шестьдесят первого года сейчас нас осталось два константиновца: Ныне Горецкий 2-й с трудкнижкой — Савва Костров, гражданин города Велижа, надзиратель в театре за мужской уборной. Наголодавшись, он доволен тихим местом, хвалится, что порядок навел образцовый, а чаевых столько, что хватает ему на халву.

Человек, в свое время проевший два состояния, ныне, как маленький, рад фунту халвы. В последнюю встречу я спросил его: Но вот генерала назвал он неверно. Не Войноранский, а сам он, Горецкий 2-й, в безумной вылазке взял этот аул. Старик пропустил себя, забыл свое имя. Михаил Бейдеман в безумии звал себя — Шевич, запомнив случайную надпись на стене, а я… да неужто исполнится надо мной то предсказание в Париже?

Но это не к делу. Хотя, конечно, как говорят китайцы, предав гласности мои записки, я потеряю свое лицо. Еще при жизни выпадает на долю иного человека умереть и будто жить снова. Вернее, какой-то оставшейся силой, объедками себя самого, таскать, пока оно не истлеет, свое изможденное тело. Я дал ему на четверть фунта халвы, когда недавно, прощаясь, поцеловал его, единственного, который знает меня как Сергея Русанина.

Когда рукопись эта появится в свет и о том, кто был я в отношении к другу, узнает всякий, надо надеяться, я не буду в живых. Вон оно предо мною — роковое мне изыскание о судьбе Михаила! В комиссию архивных работ пошлю и я свою лепту.

В ней будет заключаться как раз то, чего узнать невозможно ни из каких источников, кроме одной моей погибшей души. Я живу в большом доме, имеющем историческое прошлое.

В зале его с лепным потолком бывали блестящие балы, а у меня — первые успехи в свете. Позднее, при переходе дома в частные руки, я там продувался на бильярде Горецкому, который без промаха резал шара и в среднюю лузу и в угол и знаменит был своими клопштоссами. Там же, в отдельных кабинетах, мы напивались до положения риз, и лакеи, завернув нас в николаевки, развозили под утро домой.

Особенно бесшабашен был я в тот год, когда Михаил прямо из войск Гарибальди, едва вступив на границу Финляндии, пропал без вести и, как сейчас только стало известно, уже на веки вечные был замурован в каменный мешок равелина. Ивану Потапычу всего шестьдесят лет, и он крепкий старик-бобыль с двумя девчонками.

Невестку с сыном унес тиф, дети сами пришли к дедушке, куда же им еще? Здесь, в доме, общежитие и столовая. Потапыч ходит мыть посуду, за что повар ему отпускает обед: Одной тарелкой с ломтем черного хлеба я сыт, пусть едят молодые. А к детям я привязан.

В эти страшные годы только с ними забывался порой. Ну, сейчас не до них; впрочем, и я им не нужен после того, как отвел их в школу. Со второго дня они пошли сами. Потапыч день-деньской при посуде, говорит: До сумерек в комнате никого. Когда я не на промысле, то можно писать.

А промысел мой один — подаяние. Я хожу вдоль Невского по теневой стороне, от Полицейского моста до Николаевского вокзала, норовлю на трамвае обратно. Всё заботы ее, матушки-царицы. Пока сын отсутствовал, Европы ради строила напоказ, чтобы крепко держалась молва об ее материнской заботе.

Зато сейчас его время, его право. Славянку приказал запрудить, часть островов уничтожить…. Вход Войти на сайт Я забыл пароль Войти. Цвет фона Цвет шрифта. Перейти к описанию Следующая страница.

Для авторов и правообладателей. Ольга Форш Михайловский замок сборник. Глава первая Бывший человек. Глава вторая Тетушкин салон. Глава четвертая Ведьмин глаз. Глава пятая Голубиные шейки.

Глава шестая Круглая комната. Глава девятая Под колпаком. Глава первая Черный Врубель. Глава вторая Козий бог.