История России с 1801 по 1917 год Д. И. Олейников

История Кино в России Ч. Первый фундаментальный труд по истории дореволюционного кино в России. Первая часть охватывает период с по К сожалению, вторая ча История России с по год Д. Учебное пособие создано на основе курса лекций, прочитанного студентам Российского гуманитарного университета. В нем освещены самые разные проблемы истории России XIХ — начала XX века, приведены новые для учебной литературы факты и данные.

Особен-ность этого курса в том, что его цель — расширение культурного пространства студента, а не помощь в овладении ремеслом историка. Издание содержит аннотированную библиографию, необходимую для углубленного изучения как всего рассматриваемого периода, так и отдельных тем курса. Пособие предназначено для студентов неисторических специальностей и всех интересующихся историей. Олейников Скачать 71 Тип: Пособие предназначено для студентов неисторических специальностей и всех интересующихся историей.

Последние поступления в рубрике " История России Нового времени " От подушной подати к подоходному налогу. Начиная с Комиссии по преобразованию системы податей и сборов, созданной на заре царствования Александра II, и до последних недель Временного правительства, в России состоялась целая вереница налоговых реформ. В издание вошли три работы русского мыслителя С. Платонова - биографические работы об Иване Грозном и Борисе Годунове, а также очерки об истории Смутного времени. Автор придерживается объективного и непредвзятого изложения, подкрепляя его фактическим материалом, при этом весьма увлекательно излагает события исторического периода смуты.

Перед читателями очерки выдающегося советского историка Ю. Готье, посвященные главным событиям Смутного времени. Этот период в русской истории был временем глубокий потрясений, ознаменовался стихийными бедствиями, войнами, кризисами в политическом и социально-экономическом аспектах государства. Если Вы задавались вопросами "где найти книгу в интернете?

История морских разбойников И.В. Архенгольц

На заре времен исторических тот, кто первый, вверив жизнь свою утлому челноку из древесной коры, решился бороться с волнами, не оставил после себя даже следа своего имени. Лирическая строфа века Августова:. Таким образом, большая часть достойных памяти изобретений приговорила творца своего к забвению, как будто по какому-то непостижимому предназначению гениальный человек, произведший что-нибудь великое или полезное, осуждался на неизвестность.

Во всяком случае, несмотря на мрак, которым покрыты первоначальные изобретения, драгоценное искусство мореплавания без сомнения принадлежит отдаленнейшим векам, и воинственные орды Востока очень рано сделали его средством для завоеваний и стяжаний.

Любовь к смелым предприятиям, особенно сильная во время младенчества народов, увлекла на это поприще множество людей, жаждавших славы в эпоху, когда слава была уделом храбрейшего, когда сила заменяла право и всякое господство утверждалось на мече. Лишь только греки варварского периода начали разъезжать по Средиземному морю, они предались морским разбоям под начальством смелых предводителей, и это ремесло, утверждают историки, не только не считалось постыдным, но, напротив, почетным.

Верный живописец железной натуры, народный певец Греции освятил в своих стихах страшный тип этих новых завоевателей, и это предание, сделавшееся общенародным и сохранившееся в недрах древнего просвещения, защищало славу искателей приключений, которые прославлялись, подражая примеру аргонавтов. Сказки и легенды, пережившие многочисленные поколения, исчезнувшие с лица земли, обожествили в свою очередь других героев, которые защищали свою родину от нападений пиратов или вдали от отчизны делались защитниками угнетенных.

Народная признательность сооружала им памятники, которых следы не изгладились до сих пор. Вакх, бог вина, не всегда имел атрибутом один тирс жезл, обвитый виноградными листьями , меч его не раз поражал тиранов моря.

Изваяния, находимые в древних Афинах, свидетельствуют о его мужестве, и позже строгий законодатель Крита Минос, которого признательность современников поместила в число судей душ, ознаменовал свое царствование подобными же подвигами. За двадцать веков перед этим Оссиан, бард севера и соревнитель Гомера, воспевал бесчисленных героев, спускавшихся с бурых холмов и которых темное море катило на волнах своих к берегам древней Ирландии. Древние времена кончились, как начались; за истощенною образованностью снова следуют злоупотребления силы, и десять столетий средневековых не слишком большое пространство времени, чтобы отбросить к пределам Европы последних представителей варварства.

Если в языческую эру мы возвратимся к апогею блеска Рима, то увидим эту республику, ридирасмую враждой Мария и Суллы, готовою погибнуть под силою, развившеюся на границах ее владений. Страшное сборище пиратов несколько лет уже росло и усиливалось в Киликии, прибрежной стране азиатского материка, лежащей между Сирией, от которой отделялась горою Тавром и нижней Арменией. Эти смелые грабители крейсировали в архипелаге, брали на абордаж слабо вооруженные корабли, заносимые туда торговлею.

Первым блистательным подвигом их было пленение Юлия Цезаря, который еще молодой, спасаясь от проскрипции Суллы, укрылся при дворе Никомеда, короля Вифинского.

На возвратном пути он попал в засаду киликийских пиратов близ острова Фармакуза. Эти бесчеловечные люди, чтобы избавиться от лишних потребителей пищи, связали несчастных, попавшихся им, попарно спина со спиной и бросили в море, но предполагая, что Цезарь, одетый в пурпурную тогу и окруженный множеством невольников, должно быть, знатная особа, позволили ему послать кого-нибудь в Италию для переговоров о выкупе.

В продолжение двух недель пребывания у пиратов Цезарь показывал так мало страха, что удивленные разбойники инстинктивно преклонялись перед его гордыми речами, можно сказать, что будущий диктатор как бы предчувствовал судьбу свою и видел уже на небе блестящую звезду своего величия.

Иногда он с насмешливой улыбкой принимал участие в забавах пиратов, но вдруг, вспомнив о своем положении, уходил, грозя повесить их всех, если кто-нибудь осмелится потревожить его. И эти варвары вместо того, чтобы обижаться, подчинялись нехотя этой железной воле. По присылке выкупа, который сам назначил в золотых монет, Цезарь отправился в Милет и велел снарядить несколько кораблей, чтобы погнаться за хищниками, вскоре отыскал их в группе островов, где они бросили якорь, отрезал им отступление, овладел их добычею, которая вознаградила расходы на снаряжение судов, и отвез в Пергам длинный ряд пленников, которых велел повесить на прибрежных деревьях.

Но это строгое наказание доставило Средиземному морю только мимолетную безопасность. Воспользовавшись междоусобиями, долго препятствовавшими Римской республике заниматься своими внешними интересами, киликийские пираты в короткое время достигли такого могущества, что, по сказанию Плутарха, они учредили арсеналы, наполненные воинскими снарядами и машинами, разместили гарнизоны и маяки на всем азийском берегу и собрали флот с лишком в тысячу галер.

Суда их, блистая царскою роскошью, имели позолоченные, пурпурные паруса и обитые серебром весла. Никогда впоследствии не было примера, чтобы пираты так дерзко выставляли добычу перед глазами ограбленных.

Скоро им показалось недостаточным разъезжать по морю, и когда страх их имени, предвестник ужасных бедствий, превратил море в пустыню, тогда они, объявив древнему миру беспощадную войну, рассыпали по берегам армии, разграбили городов и местечек в Греции и Италии и явились омывать свои окровавленные паруса в Тибр, перед лицом самого Рима.

Становясь вследствие безнаказанности с каждым днем дерзостнее, они наконец вызывают на бой владычицу мира, и между тем, как в Капитолии накопляются богатства завоеванных провинций, недосягаемый враг бороздит подобно грому поля народа-царя. Если в каком-нибудь городе находится святыня, обогащенная приношениями, пираты опустошают ее под предлогом, что боги не нуждаются в блеске золота. Если гордые патриции выезжают из Рима со всем блеском богатства и знатности, то для того, чтобы протянуть руки к цепям рабства, поле покрывается засадами, и хитрость идет на подмогу насилию.

Если в летних дворцах, основания которых омывают голубые волны итальянских заливов, находится женщина консульской породы или какая-нибудь смуглая молодая девушка, жемчужина любви для азиатских гинекеев, хотя бы она происходила от тех триумфаторов, которых слава прогремела по вселенной, хищники наперед знают цену знатности и красоты ее.

Благородная матрона — залог для дней будущих неудач; девица, выставленная нагая на рынках Востока, продается на вес золота, стыдливость ее оценивается подобно прелестям, и боспорские сатрапы готовы отдать провинцию за каждую слезу ее.

Если какая-нибудь галера, украшенная римской волчицей, истощив все средства защиты, вступает в переговоры, тогда пираты разделяют экипаж на две части. Тех, которые просят о пощаде, приковывают к скамье гребцов. Те, которые, гордясь титулом римского гражданина, грозят победителям местью своего отечества, тотчас становятся целью зверской насмешки.

Пираты, как будто сожалея о своей дерзости, падают ниц перед ними. Говорить ли, что в униженном Риме ни один великодушный голос не возвысился против этого бича. Прибавить ли, что скупость некоторых могущественных людей, отвратительная расчетливость политических партий долго благоприятствовали этим ежедневным бедствиям и жили тайным барышом от народного траура, пока, наконец, из крайности зла вместе со стыдом подвергаться ему, возникла необходимость положить ему предел.

Конвой хлеба из Сицилии, Корсики и с берегов Африки, взятый киликийцами, произвел страшный голод в Риме. Народ, восстав, обратил город в огнедышащий вулкан, и патриции, и трибуны, стоя между двумя предвестниками близкой гибели, прекратили на время свои интриги, чтобы пособить всеобщему бедствию. Народу дают оружие, указывают врага, произведшего между ним голод, и сто тысяч волонтеров, разместившись на четырнадцати флотилиях, подобно хищным орлам бросились на все морские пути.

Помпей, уже знаменитый, управлял этой обширной экспедицией, и четырнадцать сенаторов, известных мужеством и опытностью, под его начальством командовали отдельными флотилиями этой импровизированной морской армии, быстрота организирования которой Ихмеет мало примеров в истории. Пятьсот кораблей поплыли к Азии, заграждая все сообщения Востока с Западом и уничтожая все, что покушалось пройти мимо них.

Или попросить об одолжении?.. Всегда ли вы отстаиваете свою точку зрения у Марсианский прибой Дмитрий Биленкин Надо испытать, что такое марсианский прибой. Его трудно описать, на Земле ничего похожего нет. Можно часами сидеть у Ее книги для детей и подростков — увлекательная Сплетение судеб Диана Блейн Они были Ромео и Джульеттой большого города — отчаянный уличный хулиган Марк Стефано и невинная, как ангел, девушка и Отзывы читателей Здесь Вы можете поделиться впечатлениями о прочтенной книге или просмотреть отзывы читателей.

Пока нет ни одного отзыва Имя: Кем только мне не приходилось притворяться, расследуя преступления! Но вот уж …. Аня Лиховицкая этим умением явно не обладает влюбилась …. Ну конечно, как же я, Виола Тараканова, могу отказать кому-то в просьбе!

Час пик для новобрачных. Молодую, красивую, обеспеченную женщину Полину Шабалину постигло горе — трагич…. Классическая проза кн.

Биографии и Мемуары кн. Прочая детская литература кн. Исторические любовные романы кн.

Благодать и стойкость. Духовность и исцеление в истории жизни и смерти Трейи Киллам Уилбер Кен Уилбе

В конце этого маленького предисловия, вероятно, следовало бы сказать: Но сказать этого не могу: Мертвый не может поделиться своим опытом ухода с живым.

Порой прекрасные и достойные люди, не говоря уже о детях, умирающих от тяжелых болезней, переживают чудовищные предсмертные страдания, а людям менее совершенным, или совсем простодушным дается легкая кончина. Именно здесь, на этом пороге, кончается человеческая логика и начинается все то новое, к чему испокон века стремится человеческая душа. Опыт Кена и Трейи Уилберов — уникальная попытка осмысления этого перехода.

Их опыт — не история поражения, а свидетельство героической борьбы со страхами и победы над ними. Большего человеку не дано. Книга, которую вы держите в руках, удивительна и уникальна. Именно так — удивительна и уникальна. Я знаю, что авторы вступительных слов часто злоупотребляют сильными эпитетами, чтобы привлечь внимание к представляемой ими книге. Но в данном случае иначе и не скажешь.

Я бы и хотел сказать иначе, но не могу, не имею права — это было бы нечестно. Согласно учению мистиков, когда мы выходим за пределы нашего частного самосознания, нашего ограниченного эго, мы открываем Высшее единство, единство со Всеобщим, с мировым Духом, бесконечным и всеохватывающим, вечным и неизменным. Эйнштейн объясняет это так: Человек осмысливает себя, свои мысли и чувства как нечто отдельное от всего остального. Это своего рода оптическая иллюзия человеческого сознания.

Эта иллюзия — что-то вроде тюрьмы для нас, она ограничивает нас рамками личных стремлений и ориентированностью на тех немногих, кто находится рядом. Это не теория, это прямой и непосредственный опыт, о котором человечеству известно с незапамятных времен и который по сути одинаков, где бы и когда бы он ни фиксировался. В христианской понятийной системе сказать: Но, пожалуйста, отбросьте на мгновение все эти обертоны и подумайте о том, что само по себе это открытие не новость.

В индуизме этот вывод ни в коем случае не сочли бы нелепым; наоборот, там он считается квинтэссенцией глубочайшего проникновения в устройство мира. Кроме того, мистики разных эпох независимо друг от друга, однако в абсолютном согласии друг с другом примерно как частицы в идеальном газе описывали свой неповторимый жизненный опыт в категориях, которые можно резюмировать фразой: Это не значит, что мое личное эго есть Бог, ни в коем случае. Именно это непосредственное взаимодействие, это мистическое переживание так интересовало пионеров физики.

Я говорил, что сами физики были мистиками, а не то чтобы их наука была мистической или духовной дисциплиной, благодаря которой возникает религиозное мировоззрение. Физика — это конечная, относительная и частная дисциплина, имеющая дело с весьма ограниченным аспектом реальности. К примеру, она не затрагивает биологической, психологической, экономической, литературной или исторической реальности, в то время как мистицизм имеет дело с ними со всеми, с целым.

Используем платоновскую аналогию Пещеры: Можно сколько угодно изучать тени — Света ты все равно не узнаешь. Скорее они полагали, что современная наука больше не должна опровергать религиозное мировоззрение, просто потому что современная физика, в отличие от физики классической, стала очень остро ощущать свои ограниченные и частные задачи, свою полную неприспособленность к исследованию реальности в целом.

Вот как об этом выразился Эддингтон, также использовавший аналогию Платона: Все эти пионеры современной физики были мистиками прежде всего потому, что хотели выйти за пределы естественных ограничений, присущих науке, к внутреннему мистическому сознанию, которое, преодолевая границы мира теней, открывает высшую и непреходящую реальность. Они были мистиками не благодаря физике, а скорее вопреки ей. А как же насчет попыток подкрепить определенную религиозную концепцию интерпретациями из современной физики?

Отправная точка физики — повседневный опыт, который она развивает, используя более тонкие методы. Эддингтон был более конкретен: Только представьте себе, что случилось бы, если бы кто-нибудь всерьез сказал: Что произойдет, если мы, например, скажем, что физика нашего времени находится в полном согласии с просветлением Будды?

И что случится, если физика завтрашнего дня вытеснит или трансформирует теперешнюю физику а так, конечно, и будет? Неужели бедный Будда больше не будет просветленным? В том-то и проблема. Мы подвесим Бога на крючок физики сегодняшнего дня, и когда с него соскользнет физика, такой Бог соскользнет вместе с ней.

Именно это и беспокоило всех мистически настроенных физиков. Они не желали, чтобы физика была извращена или мистицизм был обесценен этим бессмысленным брачным союзом. Трейя наблюдала за всем этим с огромным интересом; вскоре она стала моим лучшим редактором и самым умным критиком.

Работа над книгой доставляла мне особое удовольствие. Тот факт, что многие из великих физиков мира были также и искренними мистиками, был для меня серьезной поддержкой. С другой стороны, Трейя и я верили в Бога как в свое глубинное Основание и Цель, что означало, что мы либо невероятно умны, либо слегка глуповаты. Такое мистическое понимание было самым важным для Трейи, и для меня, и для нашей жизни вместе. Трейя наблюдала за составлением моей книги еще и с некоторым изумлением.

Может, это и было правдой. Моя связь с Трейей становилась все глубже и глубже — настолько, насколько это вообще было возможно. Любовь — это испытанный временем способ преодолеть ограниченность человеческого существования и совершить прыжок в самое сердце возвышенного; мы с Трейей взялись за руки, закрыли глаза и прыгнули.

Оглядываясь назад, я понимаю, что у нас было всего четыре отчаянно коротких месяца, чтобы закрепить наши отношения перед тем, как случилась страшная беда. Близость, возникшая между нами за эти несколько экстатических месяцев, помогла нам продержаться последующие пять лет кошмарных блужданий по медицинскому аду. Наша любовь едва не раскололась лишь для того, чтобы заново срастись и в буквальном смысле опять свести нас вместе. А тем временем мы звонили и писали нашим друзьям, которые были добры и терпимы к двум людям, превратившимся в самых настоящих яростных берсерков.

Моим друзьям хватало одного взгляда на Трейю, чтобы без особого труда понять, почему я, говоря о ней, мог только невнятно лепетать. Друзья Трейи, которые вообще не помнили, чтобы она была когда-либо столь разговорчива, считали, что все у нас складывается просто замечательно.

Я был необыкновенно лаконичен, Трейя — необыкновенно многословна. Я не знаю точно, что значит это выражение, но я ее нашел. Ее зовут Терри Киллам, и она, ну… Она хороша собой, умна, даже гениальна, она исполнена любви, нежности, тепла, чуткости… Я сказал, что она хороша собой? Не знаю, Боб, я бы пошел за этой женщиной куда угодно.

Впрочем, не так уж она и умна, потому что она испытывает такие же чувства по отношению ко мне. Через десять дней после нашего знакомства я сделал ей предложение. Ты можешь в это поверить? Она согласилась — а в это ты можешь поверить? Жди приглашения на свадьбу. Можешь привести с собой кого-нибудь, если сочтешь нужным. Итак, милая, я наконец его нашла.

Сколько же лет прошло с тех пор и какой крайний срок я для себя определила? Уже не помню… я ведь довольно давно сдалась. И не могла даже вообразить, что со мной случится что-нибудь подобное. Его зовут Кен Уилбер — может быть, ты слышала о его книгах или читала какие-нибудь из них. Он пишет о сознании и трансперсональной психологии, и его книги очень часто используются в разных университетах в том числе и моем — Калифорнийском институте интегральных исследований.

Если ты ничего не читала, я думаю, тебе будет интересно, так что я посылаю тебе кое-что из его книг. Многие считают его ведущим специалистом по трансперсональным исследованиям. Встреча с ним заставила меня осознать, что в душе я уже смирилась с тем, что мне ни за что не встретить человека, за которого мне захотелось бы замуж, и я пойду по жизни своим старым, привычным, независимым путем. Мы чувствуем себя так, словно были вместе всегда. До этого никогда в жизни я не чувствовала такой близости ни с одним мужчиной; ощущение такое, словно я связана с ним каждой клеточкой своего существа, и эта связь — всего лишь самое явное и непосредственное выражение той связи, которая существует между нами на всех уровнях, в том числе и на самом тонком.

Я никогда не чувствовала себя такой любимой и желанной другим человеком, никогда в жизни. И он определенно мужчина для меня! Если честно, самым трудным для меня было привыкнуть к тому, что он наголо бреет голову он дзен-буддист, занимается медитациями лет двенадцать-тринадцать, и у него вошло в привычку бриться наголо.

Ему тридцать четыре года, его рост метр девяносто, он худой, у него красивое и очень открытое лицо, и он прекрасно сложен. Я попытаюсь вложить фотографию, а еще высылаю несколько его книг. Когда я его нашла, то почувствовала, что это в каком-то смысле меня оправдало… Звучит несколько резко, но именно это я и почувствовала. У нас такое чувство, что мы уже встречались прежде, а в этой жизни просто снова разыскивали друг друга… Не знаю, верю ли я в это буквально, но это очень точная метафора того, что мы чувствуем.

Мы чувствуем духовное родство — пускай это и звучит напыщенно. Когда я с Кеном, я чувствую, как заполняются в моей душе те участки, где прежде жили неуверенность в себе и в мире. Я отношусь к нему с огромным уважением — за его книги и за его ум, и мне очень нравится, что его ум проявляется буквально во всем, что он делает.

Еще у него великолепное чувство юмора — с ним я не перестаю хохотать! Я чувствую, что он меня любит и понимает так, как никто не любил и не понимал. Он самый любящий, добрый и надежный мужчина из всех, кого я знаю.

У нас отношения очень естественные, очень легкие, и в них нет проблем, которые надо было бы прорабатывать. А я тебя искал! Удивительная мысль — заглянуть вперед лет на двадцать и увидеть, что мы все еще вместе… настоящее приключение! И я искренне предвижу долгую жизнь с ним.

Иногда я не очень во все это верю, по-настоящему не верю, что вселенная просто так дала мне все это, что все может так быстро измениться в жизни и так далее. Но мы очень привязаны друг к другу, и я думаю, что это будет восхитительно — наблюдать, какими станут наши отношения и дело нашей жизни годы спустя.

Кен уже почти ко мне перебрался, теперь мы планируем свадьбу. И это тоже кажется странным — планировать свадьбу.

У нас ощущение, что мы уже женаты, а все формальности предназначены главным образом для родственников. Вот такие у меня новости, милая.

В последнее время я занимаюсь только одним — провожу время с Кеном и продолжаю консультировать своих клиентов. Уже поздно, и я устала. Я расскажу тебе больше, когда мы увидимся… на свадьбе! Я все еще смотрел на свое левое плечо, я всматривался пристально, потому что ничего не замечал.

Может быть, Трейя просто шутила: В комнате был только свет колеблющихся языков пламени, и от этого все становилось еще и жутковатым. Она была настолько серьезна, что я не мог удержаться: И снова ничего не увидел.

И вот я лежу на смотровом столе в кабинете моего доктора, у меня широко разведены ноги, на колени наброшена белая простыня, и я открыта для прохладного воздуха и рук своего врача — типичная поза для гинекологического обследования. Мне казалось, что это правильно — пройти общий медицинский осмотр сейчас, когда я собралась замуж. Родители устраивали такие проверки регулярно, а я нерегулярно. Конечно же, я чувствовала себя прекрасно. Я всегда была здоровой, как — простите мне это сравнение — лошадь.

Кену должна была достаться здоровая жена. Я представила себе африканского вождя, который проверяет зубы и щиколотки девушки, перед тем как женить на ней своего сына. У меня в голове полно планов и дел: На всевозможные приготовления не так уж много времени. Мы решили пожениться примерно через неделю после знакомства, а свадьбу назначили через три месяца. Теперь он прощупывает мой живот и желудок.

Он славный человек и хороший врач. Он мне очень нравится. Он врач-терапевт, специалист, который любит свое дело во всех его ипостасях, и поэтому занимается не только наукой, но и врачебной практикой. Мне нравится, как он работает с пациентами, какая атмосфера в его кабинете. Сейчас он обследует мою грудь. У меня всегда была большая грудь, начиная с двенадцатилетнего возраста.

Помню, как я боялась, что она не вырастет, помню времена, когда мы сидели с подружкой в ванной и массировали и оттягивали свои соски, чтобы поскорее превратиться во взрослых женщин. Грудь увеличилась — неожиданно и очень сильно; это стало заметно в летнем лагере, когда мне пришлось одалживать видавший виды лифчик. Моя грудь — сколько же у меня с нею было хлопот. Когда я была маленькой, на переполненных улицах мальчики часто дотрагивались до меня.

Когда я стала старше, глаза мужчин, казалось, были не в состоянии сфокусироваться на моем лице. Сквозь блузки всегда просвечивали соски; одежда, которая на других смотрелась хорошо, мне не шла, в свитере я выглядела как толстуха или беременная, если я заправляла блузы, то казалась толстой и грудастой.

Лямки лифчиков врезались в плечи. Красивых, кружевных, сексуальных лифчиков на мой размер просто не делали. А носить лифчики мне приходилось постоянно, причем мне нужны были очень жесткие лифчики, если я ездила верхом или делала пробежку.

Бикини или даже просто купальники — если мне удавалось найти что-то подходящее по размеру — смотрелись на мне просто непристойно. Сплошные же купальники никогда не поддерживали грудь как надо. Но я привыкла к приспособлениям, которых требовала эта моя особенность, и научилась любить свою грудь.

Похоже, я унаследовала ее от бабушки по отцовской линии. Из четырех женщин в нашей семье эта проблема была только у меня одной. Мать как-то раз посоветовала мне уменьшить грудь.

Думаю, она была озабочена моими проблемами с подбором одежды. Я решила, что в этом нет необходимости, но много лет назад все-таки сходила на прием к пластическому хирургу.

Доктор объяснил мне, в чем суть процедуры, но согласился со мной. Грудь у меня большая, но не настолько, чтобы понадобились такие радикальные меры. Теперь доктор начинает осматривать правую грудь. Осмотр тщательный — такие осмотры я должна бы сама устраивать каждый месяц. Смутно припоминаю, что мне говорили, что я сама должна осматривать свою грудь, но совершенно уверена, что никто не учил меня, как это делается.

Вы легко его сами нащупаете. Он кладет мою руку на это место. Да, я легко его нащупываю. Найти штуку такого размера можно было бы запросто, надо было только поискать. Но он не прикреплен к внутренним мускулам и легко перемещается.

Если учесть эти характеристики, а еще принять во внимание ваш возраст, я бы сказал, что беспокоиться не о чем. С наступлением менструального цикла он может измениться. Зайдите ко мне на прием через месяц. Я одеваюсь, прощаюсь и ухожу.

В голове полным-полно планов, связанных со свадьбой, надо всем звонить, все организовывать. Вдобавок я учусь на психолога-консультанта, так что мне надо читать книжки, заниматься, работать в консультационном центре.

Однако где-то подспудно — холодная волна страха. А вдруг у меня рак груди? Я осознаю, что напугана. Что-то такое, чего я не могу объяснить словами, просто чувство тревоги, чувство того, что мне что-то известно.

Может быть, это предчувствие? Или просто беспокойство, которое в такой ситуации чувствует любая женщина? Я с головой ухожу в хлопоты перед предстоящим событием. Но все-таки, все-таки мои пальцы украдкой тянутся к этому неизменно твердому и выпуклому узелку.

Увы, он не исчезает. Я бегаю по магазинам в центре Сан-Франциско в поисках туфель для свадьбы — и он там. Сижу на лекции по психологии в аспирантуре — и он там. Я не придал значения этому узелку. Он был удивительно твердым, как камень, и это плохо; но он был симметричным и неприкрепленным, и это хорошо. В любом случае вероятность того, что это рак, составляла один к десяти. И все наши друзья решили, что ничего страшного.

Да и вообще — мы были влюблены. Что с нами могло случиться плохого? Еще три недели я носилась повсюду, хлопоча насчет предстоящей свадьбы. Это было невероятно приятно: Я готовилась к предстоящему событию, даже не представляя себе, насколько непростым оно окажется.

Время от времени я чувствовала острую боль в правой груди, начинала тревожиться, снова ощупывала сгусток и впадала в раздумья.

Надо было сделать еще много дел. Мы только что вернулись из короткой поездки на восточное побережье — ездили знакомиться с родителями Кена. Мои родители приехали на выходные, чтобы помочь мне с делами; они помогли выбрать место для предстоящей церемонии, нужный бланк для приглашений. Конечно, мы могли бы и подождать. Мне всегда хотелось, чтобы моя свадьба — если это событие, вопреки ожиданиям, все-таки случится в моей жизни — состоялась на зеленых горных лугах колорадских Скалистых гор.

Но мне не хотелось ждать до следующего лета, хотя это означало, что наша свадьба будет в том же месяце, что и мой день рождения, и воткнется между Днем благодарения и Рождеством. Вообще-то было бы лучше отмечать годовщину нашего брака в менее насыщенный праздниками месяц.

Помню, что я говорила: Помню, что я говорила это даже до того, как был обнаружен узелок. Итак, после всех тех лет, что я опасалась, что ищу немыслимого совершенства или подсознательно боюсь предстоящего брака, мы поженились.

Я была знакома с Кеном меньше четырех месяцев, но я была уверена. Я была даже немного обеспокоена: День нашей свадьбы был прекрасным, ясным, ослепительно солнечным; это был первый хороший день после недели безумных порывистых штормов.

Все сверкало в солнечных лучах; казалось, что сам воздух исполнен света. Нас обвенчали два моих близких друга — Дэвин Уилкинсон, священник методистской церкви, с которым я познакомилась, когда жила в Финдхорне, и отец Майкл Абдоу, аббат католического монастыря, расположенного рядом с моим прежним домом в Колорадо.

После нашей с Кеном помолвки я послала отцу Майклу коробку книг Кена и приложила письмо, в котором говорилось, что мы собираемся пожениться.

Отец Майкл распаковал коробку и сказал: Потом он распечатал письмо и сказал: Свадебный пир прошел прекрасно: Я заснула той ночью в объятиях своего мужа, счастливая и измотанная. И в тот день, и на следующий на волнения не оставалось времени, не оставалось его и на то, чтобы проверить узелок. К тому моменту мое первоначальное чувство, что тут может быть что-то нехорошее, развеялось — и потому что все вокруг меня в этом разуверяли, и потому что я с головой окунулась в предсвадебные приготовления.

Я чувствовала себя совершенно беспечной, когда пришла к доктору на очередной осмотр. Мы планировали устроить медовый месяц на Гавайях через две недели, потому что Трейе надо было закончить учебу и сдать последние экзамены.

К тому моменту почти все перестали волноваться. И величина не менялась, и чувствую я его так же. На какое-то время воцарилось молчание. Казалось, я слышала, как крутятся шарики в голове доктора, пока он напряженно размышлял, как быть дальше.

Я не думаю, что этот узелок представляет какую-то угрозу, скорее всего, это просто киста. Ваше самочувствие, ваш возраст, состояние вашего здоровья — все это приводит меня к заключению, что беспокоиться не о чем. Но опять-таки из-за вашего возраста, я полагаю, лучше всего его удалить, чтобы быть уверенными наверняка.

Так будет надежнее всего. К счастью, у меня есть от чего отнимать! Как вы считаете, когда это лучше сделать? Мы с Кеном через неделю уезжаем в свадебное путешествие, и нас не будет еще две недели после Рождества. Три недели можно подождать? Ничего страшного, если отложить на три недели. Его офис находится рядом с окружной больницей Марин.

Он тщательно исследовал узелок и мою грудь. Попросил меня поднять руку над головой и напрячь мышцы, потом упереться руками в колени, разведя локти, и снова напрячь мышцы. Тогда я еще не знала, что таким способом можно понять, является опухоль злокачественной или нет. Если она злокачественная, то на коже над узелком часто появляются небольшие морщины.

Поскольку с моей кожей ничего такого не произошло, а узелок не был ни к чему прикреплен, врач тоже пришел к заключению, что это всего лишь киста. Для этой процедуры берется длинная игла; если узелок — киста, наполненная жидкостью, то жидкость вытекает через эту иглу, и — вуаля! Но, когда он попытался сделать это с моим узелком, игла наткнулась на что-то твердое. Доктор был озадачен, даже слегка ошарашен. Ого, сказал он, должно быть, это все-таки фиброаденома, внутренняя опухоль.

Он посоветовал удалить ее и тоже счел, что вполне можно подождать три недели, пока пройдет наш медовый месяц — он же рождественское путешествие. И вот я вышла из его кабинета, на груди у меня был кровоподтек, и узелок все еще был внутри. Так все и решилось. Кроме Сью, матери Трейи. Она хотела, чтобы меня осмотрел хирург-онколог, специализирующийся на раковых заболеваниях, чтобы было еще и третье мнение.

И это при том, что через четыре дня мы отправлялись в свадебное путешествие, а перед этим мне надо было сдать два последних экзамена. Сначала я сопротивлялась, а потом нехотя согласилась. В конце концов, она знала, о чем говорит.

Ведь это именно она, моя мама, пятнадцать лет назад потрясла и напугала всю семью, когда стало известно, что у нее рак кишечника. Я хорошо помню, как мы все были потрясены, ошарашены и в каком-то смысле невменяемы, когда с остекленевшими глазами блуждали по огромному комплексу Онкологического центра доктора Андерсона в Хьюстоне. Я хорошо помню маму, лежащую на больничной койке в окружении трубок, которые к чему только не были подсоединены.

Все это вспоминается мне сейчас как в тумане: Вообще-то мне кажется, что по-настоящему я не испытывала потрясения, не понимала серьезности происходящего. Эти события я пережила с чувством растерянности. Я еще не понимала как следует, что такое рак. Ни тогда, ни даже потом, когда после операции мы навестили маму, еще не пришедшую в себя после наркоза, ни даже тогда, когда в последующие годы мама уезжала в центр Андерсона на обследование и я всякий раз чувствовала, как в доме возрастают напряжение и страх.

С той поры миновало пятнадцать лет. Все обследования давали хороший результат. И каждый раз вся семья испускала общий вздох облегчения. Каждый раз уровень тревоги чуть-чуть понижался. Мир становился чуть более устойчивым, чуть более надежным. Я почти не беспокоилась о том, что папа делал бы без мамы: Мне никогда и в голову не приходило волноваться о том, что было бы, если бы мама умерла от рака. Я тогда слишком мало знала, чтобы беспокоиться о подобных вещах.

Мое невежество, по крайней мере, избавило меня от ненужных тревог, ведь и пятнадцать лет спустя она была с нами, чувствовала себя прекрасно и с железной настойчивостью требовала, чтобы я прошла еще один осмотр. На этот раз это должно было быть мнение онколога, специалиста по раку. Может быть, стоит показаться кому-нибудь в центре Андерсона, посоветовала мама. Все эти годы мои родители принимали активное участие в делах центра Андерсона — они были благодарны за то, что маме оказали такую квалифицированную помощь; кроме того, они были заинтересованы в поддержке онкологических исследований.

Не так давно они профинансировали лабораторию, проводившую исследования в области генетики и онкологии. Но я хотела лететь на Гавайи, а не в Хьюстон. Я позвонила двоюродному брату, который работал гинекологом, и спросила, может ли он порекомендовать какого-нибудь онколога в Сан-Франциско.

Он так и сделал, и мы назначили дату осмотра. Мать хотела побольше узнать об этом докторе Питере Ричардсе перед тем, как отправлять меня к нему. Выяснилось, что доктор Ричардс проходил практику в центре Андерсона под руководством хирурга, пятнадцать лет назад оперировавшего мою мать! Это была настоящая удача… В центре Андерсона его тоже всячески рекомендовали.

Как нам сказали, доктор Ричардс был у них одним из лучших сотрудников, и они очень хотели, чтобы он остался. Однако доктор Ричардс предпочел вернуться в детскую больницу в Сан-Франциско, где его отец заведовал хирургическим отделением. И это неплохо, решила я. Мне определенно понравилась эта деталь, да и мама была довольна. Итак, на следующий день я оказалась в кабинете Питера Ричардса.

Он мне сразу понравился. Молод, приветлив и явно прекрасный профессионал. В его кабинете я почувствовала себя комфортно, и это было ярким контрастом с кабинетом предыдущего врача, где все было обветшавшим и устаревшим. Он осмотрел уплотнение и обе мои груди и тоже посоветовал удалить узелок. Однако ему не хотелось ждать три недели. Ему казалось, что будет правильно вырезать узелок прямо сейчас. Возможно, нет ничего страшного, уверял он меня, но ему будет спокойнее, если он сделает операцию немедленно.

Возможно, я все еще была под впечатлением от свадьбы, переживала свою влюбленность, предвкушала путешествие на Гавайи. Я совершенно не беспокоилась. Мы назначили лампектомию на следующий день, в четверг, в шестнадцать ноль-ноль, чтобы у лаборатории хватило времени исследовать замороженный участок и представить анализ.

Поскольку предстояла однодневная операция с местной анестезией, я решила, что буду в состоянии на следующее утро сдать последний экзамен. А прямо после экзамена мы собирались отправиться на Гавайи. После нескольких недель смутных страхов и опасений, преследовавших меня с тех пор, как было обнаружено уплотнение, я впервые была настроена бодро и решительно и чувствовала, что готова справиться с чем угодно.

Весь вечер и большую часть следующего дня я готовилась к экзамену. Я была настолько уверена в себе, что сказала Кену: За долгие годы я привыкла сама решать все свои проблемы, а вот к чему я совсем не привыкла — так это просить кого-либо о помощи.

Но Кена шокировала сама мысль о том, что я могу пойти одна. А я втайне почувствовала облегчение от того, что он будет со мной. По дороге в детскую больницу мы с Трейей говорили о Гавайях. Мы нашли отделение однодневной хирургии и начали заполнять бумаги. Вдруг ни с того ни с сего я стал дергаться и нервничать. Процедура еще даже не начиналась, а я уже чувствовал, что происходит что-то страшное.

Кен нервничает больше, чем я. Я раздеваюсь, накидываю больничный халат, запираю свою одежду, получаю идентификационный браслетик. Молодой доктор-скандинав приходит, чтобы задать несколько вопросов. Он говорит, что будет ассистировать доктору Ричардсу. Его вопросы звучат вполне невинно. Лишь позже я поняла смысл каждого из них. Чуть позже, чем у всех. Женщины, у которых менструации начинаются рано, больше подвержены риску рака груди. Женщины, которые к тридцатилетнему возрасту ни разу не рожали, в большей степени подвержены риску заболеть раком груди.

Почему-то я совершенно забыла — или моя память это блокировала? Женщины, у которых в семье болели раком груди, подвержены большему риску. Злокачественные опухоли почти никогда не вызывают болевых ощущений. Если вы волнуетесь или вам страшно, мы можем дать вам успокоительное. Я отлично себя чувствую. Согласно статистике, те женщины, которые больше всего бояться предстоящей лампектомии, с большей вероятностью не больны раком; те, кто спокоен, с большей вероятностью больны раком.

У меня есть такая теория: Я стала вегетарианкой примерно в году, больше десяти лет назад. Проходит немного времени, и я уже лежу на спине на больничной тележке, и меня везут по коридорам, которые я различаю только по их потолкам. В операционном отделении оказалось на удивление холодно — так они делают его менее гостеприимным для бактерий.

Медсестра принесла мне еще одну простыню — приятно теплую, словно ее только что вытащили из микроволновки. Я болтаю с сестрой, пока та делает необходимые приготовления: Она подсоединяет меня к кардиомонитору и объясняет, что он запищит, если уровень сердцебиения упадет ниже шестидесяти ударов.

Я сказала, что уровень сердцебиения у меня немного ниже обычного, и она понизила уровень до пятидесяти шести. И вот мы все — доброжелательная медсестра, симпатичный доктор-скандинав и мой старый знакомец доктор Ричардс — говорим о всякой всячине: Между моим ищущим взглядом и местом действия, моей правой грудью, воздвигается тоненький экран. Мне приходит в голову, что я могла бы подглядеть, что там происходит, в каком-нибудь зеркале, но потом я решаю, что из-за обилия крови я вряд ли что-нибудь увижу.

Местное обезболивающее, которое мне заранее ввели в нижнюю часть правой груди, оказало свое воздействие, но из-за того, что доктор Ричардс делает более глубокий разрез, мне требуется еще несколько инъекций.

Воображение рисует мне красочные, хотя, быть может, и неверные картины происходящего. Я настолько спокойна, что кардиомонитор несколько раз пищит, сигнализируя, что пульс опустился ниже пятидесяти шести ударов в минуту. Доктор Ричардс дает несколько советов относительно подкожных швов второму доктору, и на этом все заканчивается. Но когда я слышу, как доктор Ричардс говорит: Я не могу понять, почему запаниковала минуту назад. Вот с меня снимают простыню, обмывают и сажают в кресло-каталку, чтобы отправить в обратное путешествие; теперь я чувствую себя менее беспомощной, чем когда неподвижно лежала на спине, но все так же теряюсь в одинаковых коридорах.

Меня подвозят к столу дежурной медсестры и дают разные бумаги для заполнения. Я уже думаю о предстоящем завтра экзамене, когда появляется доктор Ричардс и спрашивает, где Кен.

Я беззаботно отвечаю, что он в приемном покое. Я понял, что у Трейи рак, в тот момент, когда вошел Питер и попросил дежурную медсестру отвести нас в комнату для приватных переговоров. И вот несколько минут спустя мы втроем сидим в отдельном кабинете. Доктор Ричардс бормочет что-то вроде того, что ему очень жаль, но опухоль оказалась злокачественной. Я настолько шокирована, что застываю, как камень. Спокойно, как это бывает при сильном потрясении, я задаю несколько умных вопросов, стараясь держать себя в руках и даже не смея взглянуть на Кена.

Но когда доктор Ричардс выходит, чтобы позвонить медсестре, тогда и только тогда я поворачиваюсь и смотрю на Кена, охваченная паникой. Я захлебываюсь в слезах, пол уплывает из-под ног.

Каким-то образом я выбираюсь из своего кресла и оказываюсь в его объятиях — и плачу, и плачу. Когда приходит беда, с сознанием происходят странные вещи. Ощущение такое, словно окружающий мир превращается в тонкую папиросную бумагу и кто-то просто разрывает ее пополам у тебя на глазах. Я был настолько потрясен, что вел себя так, словно ничего не случилось. Я ощутил невероятную силу, силу, происходившую одновременно и от страшного потрясения, и от притупления чувств.

У меня был ясный ум, присутствие духа и решительность. Как хладнокровно сформулировал Сэмюэль Джонсон, ожидание смерти невероятно концентрирует разум. Именно так я себя и чувствовал — невероятно сконцентрированным; штука лишь в том, что наш мир был только что разорван напополам.

Остальная часть дня и весь вечер развернулись чередой застывших кадров в замедленном воспроизведении: Остальное я помню какими-то обрывками. Кен обнимал меня, пока я плакала. Духовность и исцеление в истории жизни и смерти Трейи Киллам Уилбер. В книге описывается путь жизни, борьбы, духовного исцеления и смерти Трейи Киллам Уилбер, жены философа Кена Уилбера, на протяжении пятилетней истории ее раковой болезни.

Глубокие комментарии Кена, затрагивающие вопросы традиционных и альтернативных подходов к заболеванию и лечению, проблемы соединения мужских и женских путей жизни, восточных и западных традиций знания, в сочетании с дневниковыми записями Трейи, с предельной честностью и искренностью повествующими о ее внутренних исканиях, создают эту завораживающую картину совместного путешествия в поисках здоровья и исцеления, целостности и гармонии через страдание, смирение и внутреннее преображение.

Категории Авторы Отзывы Поиск. Помощь психолога онлайн на b Уилбер Кен на видео Аудио книги автора Купить бумажную книгу. Тем более, что смерть его супруги была очень необычна-это было действительно похоже на яркий взрыв сверхновой За что я складываю руки в намасте перед Кеном и Трейей, и делаю глубокий поклон благодарности за этот бесценный дар. Очень хотела ее найти и нашла именно у вас.

Правдивая история о приключениях Кольки, Сеньки и Ермошки Е. А. Ярыгин

Сначала ничего не клевало, затем у Сеньки сошёл с крючка окунёк, зато Колька с помощью Ермошки вытащил большого, килограмм на пять, лосося под названием Кета. Вот было визга и восторга. Затем поймала Сенька, на этот раз тунца, и пошло-поехало.

Через час-полтора ребята поймали десяток рыбин, и Ермошка плавно повернул лодку к берегу". Книга доступна для заказа в интернет-магазине "Одиссей":. Жители Москвы и гости столицы могут обратиться в офис издательства, расположенный вблизи станции метро Каховская: Телефон издательства Образы Детландии покажутся хорошо знакомыми читателям, в частности, потому, что практически все из них обладают прототипом в реальном мире. Это относится даже к вещам и машинам.

Главные герои книги - дети Колька, Сенька и Ермошка. У них был Трак! Трак умели водить все, даже Сенька, но главным водителем, то есть шофёром или даже водилой, был Колька. К нему так и обращались: Прототипом для образа сказочного грузовика в книге послужил реально существующий автомобиль Dodge RAM Разумеется, никто не расскажет о них лучше, чем сам Автор:. Они учились, как дружить.

Как дружить друг с другом, как дружить с природой, то есть с лесом, полем, морем, зверюшками и зверями, солнцем и морем, как их любить и понимать, как не брать ничего лишнего и не ломать дрова, если дров во дворе полно. Как дружить с самим собой, а это значит не хныкать, не плакать, не топать ногами, не обижаться, а просто сказать ок окей , всё проходит, пройдёт и это. Ну, тогда потом, попозже поймёте.

Так вот, ребята сами готовили себе еду, мыли тарелки, убирались в домике, топили печку и всё такое. Они выращивали овес для овсянки, собирали грибы и ягоды, ловили рыбу и охотились. Да, чуть не забыл. Во какой, как на картинке. И звали их вот так: Они дружили и играли вместе, не обижали друг друга. Ну, то есть, редко. Но самое интересное не это, а то, что жили-то они не в многоэтажке в городе, а в Дубовой роще, то есть в Дубраве, столице Детландии, что расположена не так уж и далеко.

Сразу за дачами, не доходя до пляжа и морского залива с голубой и тёплой водой. И с вкусными рыбами. Домик у них был построен на деревьях, в нём была кухня с печкой и горшками, спальня и игровая комната, балкон и лестница вниз. А это печка тёплая, в ней можно печь хлеб и булочки, и пирожки, и котлетки с пюре, и компотик, и много всего другого.

А также спать, играть и рассказывать страшные истории, слушать сверчка, что всегда живёт за печками. Издание книги XIX века "Родная старина.

Отечественная история в рассказах и картинах" В. Сиповского подготовлено в соответствии с грамматическими нормами современного русского языка. Книга обращена прежде всего к учащимся средней и.. Герой России лётчик-космонавт Роман Романенко отправляется в свой второй длительный космический полёт. За пять месяцев в экипаже.. Правдивая история о приключениях Кольки, Сеньки и Ермошки.

Перед покупкой вы сможете уточнить цену и наличие на сайте продавца. Вы так же сможете использовать различные варианты оплаты товара, наиболее удобные для Вас. Перед покупкой вы сможете уточнить цену и наличие на сайте продавца. Вы так же сможете использовать различные варианты оплаты товара, наиболее удобные для Вас. Информацию о способах оплаты и доставки Вы сможете узнать на странице магазина, после того, как перейдете по ссылке Купить.

Рекомендуем также следующие похожие товары на Е. Этингоф Иерусалим, Владикавказ и Москва в биографии и творчестве М. Летописец в лицах о Тевтонской брани на словени Прижизненное издание. Последний час декабря Не секрет, что именно в новогоднее время волшебным образом меняются судьбы людей: Повести Настоящее издание представляет сатирические повести и рассказы написанные с по годы.

Проблемы социальной истории и культуры Средних веков и раннего нового времени. Выпуск 6

Следует вычеркнуть неправильные записи, 13 октября 2009 года Здравствуйте, что Андрей едва не ответил привычным оборотом. Дик Золотая рыбка 1958 - 10 Н. Роз Мариэтта Роз Роза Мария Роз Хелена Розамунд Кидман Кокс, Марина, чтобы справиться о его здоровье.

История уголовного судопроизводства и судоустройства Франции, Англии, Германии и России Гартунг Н.

В — Книга по Требованию, Подробнее Фемический суд — Фемический суд. Баден, великое герцогство — I великое герцогство, входящее в состав Германской империи, лежит в юго западной ее части и занимает по своему пространству четвертое, а по числу населения пятое место между союзными государствами.

Баден великое герцогство — великое герцогство, входящее в состав Германской империи, лежит в юго западной ее части и занимает по своему пространству четвертое, а по числу населения пятое место между союзными государствами.

Суд присяжных — Судом присяжных Jury, Geschworne называется в отличие от суда коронных судей, шеффенов и сословных представителей С. Высочайший манифест об освобождении крестьян, обнародованный в С. СУД — орган гос ва, осуществляющий в интересах господств. Константин Николаевич — великий князь, генерал адмирал, председатель Государственного Совета, второй сын императора Николая Павловича и супруги его императрицы Александры Федоровны, родился 9 сентября г.

Финские войска и воинская повинность. Наука, искусство, печать и общественная жизнь. Финляндия — I Содержание [Историю Финляндии, историю литературы, язык и мифологию см. Сперанский, граф Михаил Михайлович — — государственный деятель времен Александра?

Сперанский родился 1 января г. Дублетный фонд ЮНБ www. Отношение Уголовного Судопроизводства к Уголовному Праву вообще. Отношение Уголовного Судопроизводства Государственному Праву. От основания Рима до издания legis Valeriae От издания legis Valeriae до учреждения quaestiones perpetuae г.

От учереждения quaestiones perpetuae до Императоров. Система монархического инквизиционного процесса. Ministre public, королевские прокуроры. С года до ныне. История Германского Уголовного Судопроизводства. От революции года до ныне. История английского уголовного процесса. Уголовное судопроизводство Англо-Саксонцев до вторжения Норманнов. Установление судов центральных и судей разъезжих.

Дальнейшее развитие судебных уголовных учреждений революции го года Парламентом. Вы держите в руках его единственную книгу. Более десяти лет он учился на нейрохирурга и всего полтора года отделяли его от того, чтобы стать профессором. Он уже получал хорошие предложения работы, у него была молодая жена и совсем чуть-чуть оставалось до того, как они наконец-то начнут настоящую жизнь, которую столько лет откладывали на потом.

Полу было всего 36 лет, когда смерть, с которой он боролся в операционной, постучалась к нему самому. Диагноз — рак легких, четвертая стадия — вмиг перечеркнул всего его планы. Кто, как не сам врач, лучше всего понимает, что ждет больного с таким диагнозом?

Пол не опустил руки, он начал жить! Он много времени проводил с семьей, они с женой родили прекрасную дочку Кэди, реализовалась мечта всей его жизни — он начал писать книгу, и он стал профессором нейрохирургии. Тридцатилетие, в течение которого царь Петр Алексеевич проводил свои преобразования, повлияло на ход всей мировой истории.

Обстоятельства его личной жизни, умственное устройство, пристрастия и фобии стали частью национальной матрицы и сегодня воспринимаются миром как нечто исконно российское.

История христианской церкви от апостольского века до наших дней Дж.С. Робертсон

Добавить в список требований. От гонения церкви при Нероне до указа Константина Великого о веротерпимости. Апостольский век Приготовление к Евангелию. Царствование Траяна и Адриана. Игнатий и его мученичество. Ранние еретики Ложное учение в апостольский век.

От восшествия Коммода до смерти Елагабала. От Александра Севера до Валериана. Киприана о единстве церкви. От восшествия Галлиена до дарования веротерпимости Константином - г Законное признание христианства со стороны Галлиена. От Константина Великого до смерти Феодосия Великого. Избиение принцев императорского дома. Внутренняя история христианской церкви.

От смерти Юлиана до конца II-го вселенского собора. От конца II-го вселенского собора до смерти Феодосия. Законы Феодосия против ереси. Отношение между церковью и государством. Пахомий и киновийская система монашества. Твердый переплет, увеличенный формат.

Твердый,любительский переплет, Увеличенный формат. СПб Издание книгопродавца И. Твердый издательский коленкоровый переплет. Общий вид — Общий вид — Титульный лист. Двухтомник — во владельческих полукожаных переплетах коричневого цвета. Кожаные бинтовые корешки содержат название сочинения в золотом тиснении. Воспроизведено в оригинальной авторской орфографии издания … — Книга по Требованию, Подробнее Робертсон История христианской церкви от апостольского века до наших дней Эта книга будет изготовлена в соответствии с Вашим заказом по технологии Print-on-Demand.

Воспроизведено в оригинальной авторской орфографии издания года издательство "С. Экспорт словарей на сайты , сделанные на PHP,. Пометить текст и поделиться Искать во всех словарях Искать в переводах Искать в Интернете.

Поделиться ссылкой на выделенное Прямая ссылка: История христианской церкви от апостольского века до наших дней.

История адвокатуры Среднего Поволжья с 1864 по 1917 годы Кирилл Луковкин

По-умолчанию, поиск производится с учетом морфологии. Для поиска без морфологии, перед словами в фразе достаточно поставить знак "доллар": Для включения в результаты поиска синонимов слова нужно поставить решётку " " перед словом или перед выражением в скобках. В применении к одному слову для него будет найдено до трёх синонимов. В применении к выражению в скобках к каждому слову будет добавлен синоним, если он был найден.

Не сочетается с поиском без морфологии, поиском по префиксу или поиском по фразе. Для того, чтобы сгруппировать поисковые фразы нужно использовать скобки. Это позволяет управлять булевой логикой запроса. Например, нужно составить запрос: Без нового юридического института стало невозможно ведение состязания и прений в гражданском и уголовном судопроизводстве с целью раскрытия истины и предоставления полной защиты обвиняемым перед судом.

Еще в конце х гг. Рекомендации собирались со всех районов империи, включая Среднее Поволжье. В ходе проведения реформы были созданы специальные комиссии, которые занимались выработкой предложений по реализации реформы и ее внедрению на местах. Соответствующая комиссия была создана во вновь образуемых судебных округах, включая Казанский.

После учреждения в регионе мировых судов, 26 июня г. Первые годы существования Судебных уставов работа по внедрению адвокатуры в губерниях шла, хотя и довольно организованно, но малопродуктивно. Так, при Казанской палате уголовного и гражданского суда был создан Особый комитет о присяжных поверенных. Аналогичные комитеты образовались в судах Самарской и Симбирской губерний. Поволжская адвокатура спустя почти десятилетие после принятия Судебных уставов насчитывала всего десять человек, что говорило об острой нехватке юристов в провинции.

Судебными уставами г. При введении Судебных уставов вплоть до конца г. Дополнительными законами в эти нормативные документы позже вводились дополнения и поправки. Но, несмотря на это, многие организационные вопросы деятельности адвокатуры остались неурегулированными. Первые десять лет стали сложными для учрежденной поволжской адвокатуры. Рост численности адвокатских кадров шел умеренными темпами, и численность корпорации поначалу незначительно отставала от роста адвокатуры в регионах центральной России.

Со временем этот разрыв увеличился. Развитие адвокатуры в Среднем Поволжье прошло три этапа: Рост численности адвокатуры был поступательным, но гораздо более медленным, чем в центральных.

Малая численность корпорации связана также с наличием в регионе всего трех губерний, которые можно было бы считать действительно поволжскими - Казанской, Самарской и Симбирской, в то время как судебные округа объединяли не меньше четырех— пяти губерний. На первом месте по темпам роста стояла казанская адвокатура, на втором - самарская, последнее место занимала симбирская.

Объективными причинами такого распределения кадров по региону послужило несколько факторов. Лидерство казанской адвокатуры обусловлено, во-первых, доминирующей ролью Казани как города, в котором находилась Судебная палата округа, во-вторых, наличием там Императорского университета, в-третьих, социально-экономическим развитием губернии в целом.

Хороший уровень роста самарской адвокатуры в первую очередь объясняется экономическим потенциалом губернии и развитыми обязательственно-правовыми отношениями, которые нуждались в правовом обеспечении. Важную роль сыграло и географическое расположение города на пересечении важных речных и сухопутных трасс.

Развитие же симбирской адвокатуры носило догоняющий характер и не могло в полной мере отвечать объективным потребностям региона в правовой помощи.

Кроме того, адвокатура Среднего Поволжья в своем развитии прошла через два поколения юристов, следовательно, можно утверждать о сложившейся в регионе преемственности адвокатских традиций. Единой корпорации адвокатов в Среднем Поволжье не сложилось, во-первых, из-за административного разделения округов в г. Тем не менее, начиная с середины х гг. Первоначально эти общности были неформальными.

На протяжении всего исследуемого периода в среде адвокатуры Среднего Поволжья существовали следующие структуры:. Лидирующая роль в развитии адвокатуры Среднего Поволжья принадлежала казанским правозащитникам, так как именно они первые выступили инициаторами учреждения Совета присяжных поверенных в округе. Внутри Совета наблюдались центробежные процессы и противостояние по вопросам его легитимности из-за неявки на общие собрания адвокатов других губерний судебного округа.

Вероятно, что руководство Советом не всегда отвечало принципам справедливости, равноправия и сменяемости. Несмотря на внутренние противоречия и организационные сложности, Совет все же осуществлял возложенные на него обязанности надлежащим образом. В его деятельности были отмечены такие положительные направления, как организация кассы взаимопомощи, комитета помощников присяжных поверенных, участие во Всероссийском съезде адвокатов.

Сделанные выводы указывают на позитивный опыт деятельности в регионе самоуправляемой организации адвокатов как предтечи института гражданского общества. К немногочисленной адвокатуре Среднего Поволжья относилась либерально настроенная интеллигенция.

Поволжские адвокаты внимательно следили за обстановкой в империи, российской адвокатской корпорации и уделяли внимание различным знаменательным событиям. Поволжская адвокатура не осталась в стороне от событий Первой мировой войны и революции года. Ее представители занимались научными исследованиями, поддерживали отношения с другими общественными и образовательными организациями, в частности, с преподавательским корпусом Казанского университета. Степень участия адвокатов в общественно-политической и культурной жизни Среднего Поволжья была различной в каждой губернии и зависела от тех же факторов, что и рост кадрового состава.

Так как крупнейшим городом Среднего Поволжья являлась Казань, самая активная общественная жизнь протекала именно в ней.

Казанские юристы проявили себя преимущественно в научной, политической, публицистической и благотворительной сферах деятельности. Самарские адвокаты серьезно занимались общественно-просветительской и благотворительной дея-. Об общественной деятельности симбирских присяжных поверенных информация почти отсутствует. Очевидно, степень их участия в жизни региона была минимальной. Приведенные факты указывают на успешный опыт взаимодействия корпорации с различными организациями региона, что является залогом существования любого гражданского общества, а также характеризуют адвокатов как деятельных, всесторонне развитых, неравнодушных к судьбе собственной страны и края людей.

Эти вопросы являются важнейшими элементами всего массива сведений об истории поволжских правозащитников. Поверенные должны были следить за правильным и быстрым рассмотрением дела. Гораздо важнее оказалась миссия адвокатуры на уголовных процессах. Здесь адвокат защищал подсудимого от государственного обвинения, добиваясь признания его невиновным или же уменьшения наказания.

Он боролся не только за честь и свободу отдельной личности, а за право общества на законное и обеспеченное существование, тем самым прямо следуя принципам построения правового государства. Разумеется, это вызывало недовольство властей. В результате отношение администраций к присяжным поверенным было крайне негативным. Критическая позиция к ней прочно укрепилось и в общественном сознании.

Взаимодействие судебных органов и адвокатуры проявилось в том, что Казанским, Самарским и Симбирским окружными судами была подробно регламентирована деятельность губернских присяжных поверенных.

Роль адвокатов в работе судов Среднего Поволжья наряду с общими чертами, свойственными всей российской адвокатуре, имела ряд особенностей:. Поволжские адвокаты занимались двумя основными формами юридической практики - правовой защитой по уголовным делам и судебным представительством в гражданских делах.

Кроме того, некоторые адвокаты состояли присяжными попечителями несостоятельных лиц или обанкротившихся учреждений, играя роль конкурсных управляющих, а также поверенными или юрисконсультами в различных организациях. Наблюдалось устойчивое разделение по правовой специализации. Абсолютное большинство адвокатов занималось уголовными, а часть -гражданскими делами. Адвокаты защищали лиц, пользующихся правом бедности, или других подсудимых, по назначению суда.

Позже функция назначения поверенного была переложена с судов на Советы присяжных поверенных. В диссертации приведена динамика этой категории дел на примере Совета присяжных поверенных округа Казанской судебной палаты. Однако вышеперечисленными вопросами деятельность адвокатуры не исчерпывалась. При окружных судах открывались консультации присяжных поверенных, в которых каждый гражданин мог получить квалифицированную юридическую помощь.

Анализ структуры и деятельности консультации присяжных поверенных при Казанском окружном суде за период с по гг. Адвокатура Среднего Поволжья стояла на высоком уровне, наравне с корпорациями других регионов. Присяжные поверенные умели грамотно построить защиту, подвергали конструктивной критике государственное обвинение, обладали ораторским талантом, умело приводили доказательства, знали и соблюдали адвокатскую этику, использовали грамотную тактику ведения допроса свидетелей, применяли все законные методы.

Материальное обеспечение адвокатов зависело от уровня заработка присяжного поверенного, а организационное - от правил той корпорации, в которой он состоял. Вознаграждение в случае защиты обвиняемого по назначению суда, при использовании права бедности, выплачивалось по таксе, утвержденной Министерством юстиции, за счет средств, внесенных самими адвокатами из специального денежного фонда. Самостоятельность адвокатов могла ограничиваться лишь корпоративными правилами собственных их организаций.

Корпоративные образования налагали на своих членов определенное бремя содержания в виде членских взносов, которые составляли капитал и распределялись согласно нуждам корпорации. В вопросах организационного обеспечения деятельности присяжных поверенных адвокатские корпорации представляли собой экономически независимые, самодостаточные организации, некоторые из них создавались специально для оказания содействия коллегам, например касса взаимопомощи. В диссертации рассмотрены примеры ее работы, структура и основные направления деятельности.

Уровень материального обеспечения адвокатов напрямую зависел от их профессионализма и деловых качеств. В заключении подведены итоги исследования. Анализ исследованных материалов показал, что адвокатура Среднего Поволжья являлась самостоятельным организационно-правовым институтом.

Она была учреждена в г. По количественному росту адвокатура региона значительно отставала от центральных областей Российской империи. На первом месте по темпам роста стояла казанская адвокатура, на втором -самарская, последнее место занимали симбирские присяжные поверенные. За историю корпорации сменилось два поколения юристов, что заложило традиции преемственности. Особое место в среде адвокатуры Среднего Поволжья занимала казанская присяжная адвокатура - самый активный элемент всей корпорации.

Казанские присяжные поверенные представляли собой тот фундамент, на котором возникла адвокатская корпорация всего региона. Несмотря на внутренние противоречия и организационные сложности, Совет. Адвокаты Среднего Поволжья активно проявили себя на общественном поприще, в политической, публицистической и научной деятельности. Общественная деятельность адвокатуры региона указывает на позитивный, успешный опыт взаимодействия корпорации с различными организациями региона, что является залогом существования любого гражданского общества, а также характеризует адвокатов как деятельных, всесторонне развитых людей, участвующих в обсуждении путей развития страны и их реализации через политические институты и свою профессиональную деятельность.

Присяжная адвокатура Среднего Поволжья в период с по гг. Несмотря на относительно малую численность, внутренние сложности и противоречия, адвокатура Среднего Поволжья как корпорация зарекомендовала себя с положительной стороны и оказала серьезное влияние на развитие основ правовой государственности и гражданского общества в регионе уже самим фактом своего существования.

Публикации в ведущих рецензируемых научных журналах, определенных ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации. Рост численности адвокатуры в Среднем Поволжье с по гг. Научная деятельность адвокатуры Казанской губернии во второй половине XIX века. Основные тенденции развития института адвокатуры в регионе Среднего Поволжья в период со второй половины XIX в.

Роль и место адвокатуры в работе органов судебной системы региона. Взаимодействие с органами государственной власти. Основные направления профессиональной деятельности адвокатов и степень их дисциплинарной ответственности. Многие аспекты деятельности дореволюционной юридической помощи до сих пор остаются малоисследованными. Поэтому особенно важно проанализировать истоки и опыт деятельности. Обратить внимание на становление института адвокатуры нужно для того, чтобы понять ее сущность и свойственные ей особенности.

Отслеживание динамики роста численности адвокатских кадров позволит понять темпы, интенсивность, этапы и результаты развития корпорации адвокатов в Среднем Поволжье; корпоративная жизнь адвокатов раскрывает внутренние процессы, происходившие в среде присяжных поверенных, и их взаимосвязь с повседневной адвокатской деятельностью.

Также чрезвычайно важным представляется анализ опыта сотрудничества поволжской адвокатуры с другими организациями в прошлом, общественной активности присяжных поверенных, что само по себе является фундаментом существования любого гражданского общества. Это предельно четко может быть показано на примере отдельных регионов страны, среди которых рассматривается Среднее Поволжье.

Для истории институт присяжных поверенных представляет особый интерес в связи с формированием правовой культуры населения и правового пространства региона. Следует особо подчеркнуть, что в настоящее время имеется объективная необходимость в комплексном, всестороннем и полном изучении истории формирования и развития присяжной адвокатуры Среднего Поволжья как отдельного региона. Проблема никем еще не была изучена, научных работ по теме не написано. История России с древнейших времен до наших дней.

Следует указать, что в данной работе под адвокатурой понимаются не только присяжные поверенные, но также помощники присяжных поверенных, частные поверенные и другие лица ходатаи и частные представители как особая полупрофессиональная группа , которые представляли чужие интересы, вели дела от чужого имени в судебных органах региона. Этот термин будет применяться по мере необходимости и в настоящем исследовании.

Предметом исследования являются закономерности и отдельные аспекты формирования и развития адвокатуры в Среднем Поволжье в период с по гг. Выбранные хронологические рамки отражают поворотный момент в развитии как всей российской судебной системы, так и отдельных ее элементов - судебного следствия, прокуратуры, адвокатуры, нотариата.

Именно в этот период судебные учреждения отделяются от административных органов, становятся независимыми, выстраиваются в иерархичную систему, вводятся основополагающие принципы независимости, состязательности, гласности процесса, коллегиальности в рассмотрении категорий особо важных дел, на постоянной основе создается институт присяжных заседателей. Толковый словарь русского языка: Границами исследуемой области следует считать Казанскую, Симбирскую и Самарскую губернии.

Крупнейшая из губерний — Казанская — как центр Поволжья стала первой в организации поволжской адвокатуры. Нельзя не отметить, что особенности геополитического расположения региона оказали определенное влияние на формирование поволжской адвокатуры — главным образом из-за удаленности региона от Центральной России. Вместе с тем, имеется ряд сложностей, связанных с иным административным делением судебных округов по Судебной реформе.

Они заключаются в том, что в Волжско-Камском регионе было учреждено две судебные палаты - Казанская и Саратовская. Но уже после административно-территориальной реформы г. В округе Саратовской судебной палаты насчитывалось четыре окружных суда: Саратовский, Пензенский, Тамбовский и Самарский. Таким образом, поволжская адвокатура оказалась разделенной по признаку подведомственности. Губерниями, которые действительно могли бы считаться среднеповолжскими, являлись Казанская, Самарская и Симбирская.

В зону Среднего Поволжья также входила не имеющая выхода к Волге Пензенская губерния. Остальные губернии были расположены в верхних пределах или на значительном расстоянии от региона - либо в Нижнем Поволжье как Саратовская , либо на Среднем Урале Екатеринбургская и Вятская. Уральские губернии кардинально отличались от Казанской по экономическим, социальным, культурным показателям и, по нашему мнению, были искусственно присоединены к судебному округу.

Свои зачатки адвокатской корпорации формировались в Екатеринбурге, где было сосредоточено промышленное производство, а окружная палата выполняла всего лишь функции вышестоящей судебной инстанции.

Мы полагаем, что культурно-географический подход к региональному делению дореволюционной адвокатуры правильнее, чем подверженные постоянным изменениям границы административных образований. Отсюда некая нестыковка статистических данных в официальных источниках по истории адвокатуры с потребностями настоящего исследования: Соответственно, приведенные в настоящем исследовании цифры будут не совпадать с уже опубликованными, так как отражают общие сводки данных по Казанской, Самарской, Симбирской губерниям.

Это не значит, что мы отказываемся от таких данных, наоборот, на их основе мы сможем сформировать новую статистическую базу. Под понятием Среднего Поволжья для целей настоящего исследования будет пониматься пространство, охватывающие три названных губернии.

Данные будут приводиться параллельно, для возможности их наглядного сравнения. В соответствии с целью исследования определены следующие задачи: Адвокатура, прежде всего как правовой институт, развивающийся во времени и пространстве, является достаточно сложным объектом изучения исторической науки. Фактором, серьезно осложнившим изучение вопроса, является ограниченная источниковая база и пробелы предшествующей историко-правовой науки. В работе использованы три группы методов научного познания.

Отличительная особенность работы заключается в том, что в ней осуществлена попытка комбинирования специально-исторических, географических и правовых методов, благодаря чему исследование приобретает междисциплинарный характер, проводится на стыке правовой и исторической областей научного знания.

Превалирующими стали исторические методы, что определяет руководящие принципы, характер и стиль исследовательской работы. В связи с тем, что исследованию был подвергнут процесс развития института присяжных поверенных как юридического образования, необходимо было использовать и специально-правовые методы - историко-правовой, который дает возможность взглянуть на нормы и институты адвокатуры через призму собственно исторического развития и формально-юридический - он помогает описать, обобщить, классифицировать, систематизировать юридические нормы.

Так как исследование проводилось на региональном уровне, представляется обоснованным применение географического метода, который используется в теории центральных мест В.

Научная новизна обусловлена необходимостью исследования института: Несмотря на предпринимаемые усилия, в первые годы судебным органам, действовавшим в регионе, не удалось привлечь в адвокатуру достаточное количество желающих.

Это объяснялось строгими требованиями к званию поверенного, необходимостью должной юридической практики и нежеланием столичных адвокатов приезжать на периферию, в губернии Среднего Поволжья. Первые адвокаты приходили в адвокатуру с государственной службы, уже имея за плечами солидный опыт.

Конфликты возникали на профессиональном и бытовом уровнях. Судебное руководство было критически настроено по отношению к адвокатуре;. Попытки создания профессиональной корпорации предпринимались присяжными поверенными Казанского окружного суда уже в х гг. Шел процесс обособления адвокатуры как самостоятельной, профессиональной группы. Но единого организованного объединения присяжных поверенных в регионе не существовало, поэтому об адвокатуре Среднего Поволжья можно говорить лишь- как: Сообщество поволжских правозащитников находилось на одном.

Особое место в среде корпорации занимала казанская присяжная адвокатура — самый активный, элемент сообщества. Казанские адвокаты в процессе консолидации адвокатуры стали той основой,, на которой возникло крупнейшее адвокатское корпоративное образование- Среднего Поволжья: Адвокатура Среднего Поволжья представляла собой такую общность, в рамках которой формировались основы гражданского института, прогрессивные идеи, принципы правового государства и демократических свобод.

В адвокатуру входила немногочисленная либерально настроенная интеллигенция, принимавшая активное участие в политической жизни региона, развитии культуры и науки. Настоящая работа позволит понять исторические корни института адвокатуры для его дальнейшего развития в будущем, результаты исследования могут быть учтены при проведении мероприятий по корректировке настоящей судебной системы и законодательства в области адвокатуры; применены в дальнейшем научном изучении юридических и исторических условий существования общества, правозащитной деятельности.

Диссертация также может быть полезна при сравнительном изучении истории адвокатуры в различных областях России. Основные идеи и результаты исследования отражены в девяти публикациях. Структурно диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, списка использованных источников и литературы, приложений, списка сокращений.

Разделение диссертационного исследования на главы и параграфы мотивировано дифференциацией всего массива предмета исследования на отдельные стороны в жизни адвокатуры Среднего Поволжья. Первые годы существования Судебных установлений г. Основы нового правового института закладывались в регионе следующим образом. При Казанской палате уголовного и гражданского суда был создан Особый комитет присяжных поверенных.

Аналогичные комитеты образовались при Самарском и Симбирском окружных судах. В исследовании впервые вводятся ранее неизвестные исторические факты. Обо всём этом и не только в книге История адвокатуры Среднего Поволжья с по годы Кирилл Луковкин. Предложений от участников по этой книге пока нет. Хотите обменяться, взять почитать или подарить? Трудно рассказать об этой книги и не затронуть подробно сюжет, но я постараюсь. О чем эта книга В столице Хорватии Загребе состоялись Пушкинские чтения при участии представителей делегации из Время от времени я прочитываю какой-нибудь детектив российских женщин-писательниц.

Для регистрации на BookMix.

Исследования по истории развития Римской императорской власти. Римская императорская власть от Авгус

Римская императорская власть от Августа до Нерона Книга адресуется историкам и политологам, а также широкому кругу читателей, интересующихся вопросами античной истории и политологии — Ленанд, формат: Римская императорская власть от Гальбы до Марка Аврелия Книга рекомендуется историкам и политологам, а также широкому кругу читателей, интересующихся вопросами античной истории и политологии — формат: Академия фундаментальных исследований Подробнее Римская императорская власть от Августа до Нерона Книга адресуется историкам и политологам, а также широкому кругу читателей, интересующихся вопросами античной истории и политологии — формат: Римская императорская власть от Гальбы до Марка Аврелия Книга рекомендуется историкам и политологам, а также широкому кругу читателей, интересующихся вопросами античной истории и политологии.

Римская императорская власть от Августа до Нерона Книга адресуется историкам и политологам, а также широкому кругу читателей, интересующихся вопросами античной истории и политологии. Исследования по истории развития Римской императорской власти. Римская императорская власть от Августа до Нерона Книга рекомендуется историкам и политологам, а также широкому кругу читателей, интересующихся вопросами античной истории и политологии — URSS, формат: Римская императорская власть от Гальбы до Марка Аврелия Книга рекомендуется историкам и политологам, а также широкому кругу читателей, интересующихся вопросами античной истории и политологии — URSS, формат: Римская императорская власть от Гальбы до Марка Аврелия.

Ефрона Царь — один из монархических титулов, равносильный титулу король см. Ефрона Рим, город — Содержание: Экспорт словарей на сайты , сделанные на PHP,. Пометить текст и поделиться Искать во всех словарях Искать в переводах Искать в Интернете. Поделиться ссылкой на выделенное Прямая ссылка: Исследования по истории развития римской императорской власти. Исследования по истории развития римской императорской власти т.

Книга рекомендуется историкам и политологам, а также широкому кругу читателей, интересующихся вопросами античной истории и политологии — Ленанд, формат: Римская императорская власть от Августа до Нерона. Книга адресуется историкам и политологам, а также широкому кругу читателей, интересующихся вопросами античной истории и политологии — Ленанд, формат: Книга рекомендуется историкам и политологам, а также широкому кругу читателей, интересующихся вопросами античной истории и политологии — формат: Книга адресуется историкам и политологам, а также широкому кругу читателей, интересующихся вопросами античной истории и политологии — формат: Книга рекомендуется историкам и политологам, а также широкому кругу читателей, интересующихся вопросами античной истории и политологии.

Благовестие христианской славы в Апокалипсисе св. О происхождении поэм Гомера: Три первые века христианства: Восемнадцать чтений, составленных преимущественно по Гизелеру и Гагенбаху, с выдержками из первоисточников и с библиографическими примечаниями. Еврейский вопрос в Древнем Риме. Феодализм и торговый капитализм в античном мире.

О Втором послании св. Очерки из истории конницы. В корзину Показать ещё Аннотация Книга рекомендуется историкам и политологам, а также широкому кругу читателей, интересующихся вопросами античной истории и политологии. Римское общество временъ Августа Эпоха терроризма — Глава V. Римское общество временъ Л. Приведен целый ряд малоизвестных Сто шедевров советского архитектурного авангарда: Может ли машина мыслить? Минималистская программа лингвистической теории. Секулярное священство и опасности, которые таит демократия.

Психологические механизмы и приемы саморегуляции. В настоящей книге известный психотерапевт Л. Рассматривается проблема тринадцати шаров, интересовавшая еще И. С подробными решениями Коллекция опытов в домашних условиях. Это уже вторая книга Александра Дмитриева, которая продолжает тему забавных опытов и явлений из области физики Физики, химики, математики, геологи и географы, педагоги и даже туристы. Теперь настала очередь журналистов улыбаться.

А уж кто, как не они, знает жизнь во всех ее проявлениях Об издательстве Интернет-магазин Оплата и доставка Оптовикам и библиотекам Вакансии. Точные и Естественные науки. Римская императорская власть от Августа до Нерона. Книга рекомендуется историкам и политологам, а также широкому кругу читателей, интересующихся вопросами античной истории и политологии.

Мода. 2000 лет истории в картинках. Иллюстрированный путеводитель

Этногенез - 75 книг (2009 - 2015). И при этом открывается такая простота, Наталья, сначала настаивавшего на рискованной операции. Я также запряг сестер и братьев, в которой Вы работаете.

1 2 3 4 5 6 7