О чем умолчали книги Роман Белоусов

Был поражен ею и молодой поэт Виктор Гюго. Его пленило мастерство, с каким была написана эта картина, ее огромная впечатляющая сила. Задумавшись, стоял писатель около полотна. В чем секрет столь поразительного воздействия этой картины? Не в том ли, что она впитала в себя жизненную правду и революционную романтику незабываемых дней. Создать такой шедевр мог только очевидец, только тот, чья живопись питалась личными впечатлениями, самой жизнью.

Гюго хорошо помнил, как год назад Париж ответил баррикадами на несправедливые законы, введенные Карлом X. Три дня рабочие и ремесленники, студенты и торговцы сражались под трехцветным знаменем республики.

Три дня беспрерывно пули ударялись о черепицу дома на улице Жан—Гужон, где он только что поселился с семьей. Днем, когда вышел пройтись, на улицах было неспокойно — собирались толпами, стоял гул от голосов. Елисейские поля походили на военный лагерь.

С улицы доносились ружейная стрельба, пушечные выстрелы, грохот повозок по мостовой, призывные удары набата. Небольшая схватка произошла рядом с их домом. Канонада была столь оглушительна, что он выронил из рук перо, и ему так и не удалось закончить письмо, которое он писал в тот момент поэту Ламартину.

Никто из семьи не пострадал. В спешке, при перевозке, и была потеряна эта драгоценная тетрадь. Многие друзья Гюго оказались на стороне восставших. Неугомонный, порывистый Александр Дюма, Фредерик Судье, пятидесятилетний Беранже, о песнях которого, с легкой руки Ламартина, говорили, что они были патронами, которыми народ стрелял во время июльских боев. Но вот он выпрямил спину, вовлеченный в восстание.

Картечи не сломить его дерзости, вместе со всеми сорвиголова отважно идет навстречу врагу. В руках у него по пистолету, вид его грозен, взгляд полон решимости. Точно такого же сорванца Гюго видел тогда, 29 июля, на Елисейских полях, когда вышел из дома, несмотря на опасность.

Только тот был привязан к дереву, чтобы не убежал, как объяснил ему усатый капрал. Мальчик был бледен, его должны были расстрелять. В ответ Гюго услышал, что этот оборвыш отправил на тот свет капитана, убив его наповал.

Пришлось вмешаться и уговорить солдат отпустить мальчишку. Роман Белоусов - О чём умолчали книги Здесь можно скачать бесплатно "Роман Белоусов - О чём умолчали книги" в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Культурология, издательство Советская Россия, год Ru ЛибФокс или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.

Все книги на сайте размещаются его пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия. Напишите нам , и мы в срочном порядке примем меры. Будьте в курсе последних книжных новинок, комментируйте, обсуждайте. Похожие книги на "О чём умолчали книги" Книги похожие на "О чём умолчали книги" читать онлайн или скачать бесплатно полные версии.

Александр Чанцев - Когда рыбы встречают птиц. Мирон Петровский - Книги нашего детства. Игорь Сухих - Русский канон. Валерий Леонов - Пространство библиотеки: Валерий Дёмин - Русь нордическая.

Галина Щербова - Третий элемент. Ольга Ладохина - Филологический роман: Сергей Пушкарев - Российское церемониальное застолье. Старинные меню и рецепты императорской кухни Ливадийского дворца. Михаил Гиршман - Литературное произведение: Анна Холландер - Взгляд сквозь одежду. Роман Белоусов - Рассказы старых переплетов. Роман Белоусов - Все о Нострадамусе. Мортимер Адлер - Как читать книги. Руководство по чтению великих произведений. Юрий Лотман - Сотворение Карамзина.

Георг Лукач - Роман как буржуазная эпопея. Уолтер - Сценарное ремесло реферат книги. Торопыгина - Роман "Путаница" в контексте японской истории и культуры. Белоусов - Геопанорама русской культуры: В жизни ему приходилось выступать под разными именами: Это его последняя кличка.

О нем вспоминают главным образом тогда, когда надо оказать услугу трону, выполнить тонкое и трудное дипломатическое поручение за границей, получить совет по делам полиции. Тем временем он ведет полусветскую жизнь, и его черный сюртук с пустым рукавом правой руки, ампутированной после тяжелого перелома, часто мелькает в парижских гостиных.

И всюду он желанный гость, ибо охотно рассказывает о своих приключениях. И многие из них, подобно Бальзаку, черпали из этого источника. Он знал, что каторжников создает каторга. И тихий подрезальщик деревьев Жан Вальжан, попав за кражу каравая хлеба на галеры, превращается в номер — грозного каторжника, гонимого, по словам Герцена, целым гончим обществом.

На упреки в том, что он слишком, мол, жестоко обошелся со своим героем, сослав его на галеры, В. И брался доказать фактами, почерпнутыми из судебных реестров, что нисколько не сгустил красок в судьбе Жана Вальжана. Свои университеты Жан Вальжан проходит в одно и то же время с Видоком. Герой Гюго обладает исключительной силой, за что его называют Жан Домкрат. Иначе разве он мог бы приподнять на спине телегу с поклажей, чтобы спасти жизнь старика Фошлевана.

Монахиню, которая способствовала побегу Видока с каторги, В. Гюго назвал сестрой Симплицией, и она в свою очередь помогла скрыться Жану Вальжану. Сенатская площадь была почти рядом.

Казалось, если бы не замазанное окно каземата, ее можно было бы отсюда увидеть. О площади ему не случайно вспомнилось сегодня — 14 декабря года — прошло тридцать семь лет после того, как здесь совершилось восстание. Имя одного из узников — Н. Чернышевский, в тюремных списках значащийся под номером одиннадцатым. Он не имеет отношения к декабристам: Ему всего лишь тридцать четыре года.

И все же он — один из продолжателей их дела. Тени мучеников 14 декабря вдохновляют его на борьбу, он становится главой новой плеяды революционеров.

В честь декабристов сегодня он начинает писать свое новое произведение. В нем он ответит на волнующий передовую русскую интеллигенцию вопрос, что делать для того, чтобы освободить страну от самодержавия.

По всему видно, над Чернышевским готовят жестокую расправу. Иначе не держали бы в заточении без суда и следствия вот уже более пяти месяцев. Думают, его обрекли на молчание. Нет, и отсюда, из равелина, передовая Россия услышит его голос. Статьи, обличающие самодержавие, ему, конечно, не удастся здесь писать. Но есть иные способы говорить с читателем. На воле Чернышевский привык писать быстро. И теперь, когда никто, казалось бы, не торопит, большие нелинованные листы один за другим с двух сторон также быстро покрывались мелким убористым почерком.

А между тем условия для работы были, мягко говоря, мало подходящими. Писать приходилось при свече, гусиным пером. Но сказывалось, видимо, то, что многое, о чем писал теперь, было обдумано, выношено раньше, до ареста. Одно время еще в Саратове он делал наброски будущего романа на клочках бумаги. Они так и остались там, в его комнате в мезонине. Память же хранила их содержание. В гостиной, где обычно по вечерам собирались друзья, танцевали и веселились, было тихо: Пришлось отложить перо и выйти к нему.

В прихожей стоял молодой человек, застенчиво мявший в руках фуражку. Николай Гаврилович узнал в госте своего земляка, саратовского помещика Павла Александровича Бахметева. Они были довольно хорошо знакомы еще в Саратове, изредка встречались и в Петербурге.

В своих письмах к родным в Саратов Николай Гаврилович обычно просил кланяться среди прочих земляков и Бахметеву, интересовался даже его успехами, спрашивал, переведен ли он в следующий класс, и уверенно добавлял: Последний раз они должны были увидеться в декабре года. Встреча тогда не состоялась — Бахметева, приехавшего в Петербург, Чернышевский не застал дома.

Потом ходили слухи, что он поступил в Горигорецкое сельскохозяйственное заведение. Впрочем, проучился там недолго. По неизвестной причине оставил заведение, хотя числился способным учеником — был третьим по успеваемости. Еще недавно жизнь Герцена в лондонском предместье Путней протекала уединенно и тихо.

Русских в английской столице тогда не было никого: Побаивались всевидящего ока жандармов. Посещение Герцена в ту пору считалось чуть ли не подвигом. Однако с некоторых пор, а точнее после смерти Николая I, положение изменилось. От посетителей не стало покоя. Ни страх перед жандармами, ни страшная даль предместье, где жил Герцен, находилось далеко от города , ни постоянно запертые, особенно по утрам, двери дома — ничто не останавливало.

Дошло до того, что в одном путеводителе для туристов Герцен значился среди достопримечательностей Путнея. Обычно посетители являлись в ранние утренние часы — самые неподходящие для визитов. И слуге Жюлю не раз приходилось отказывать им, ссылаясь на то, что господин никогда не принимает по утрам.

В таких случаях Жюль просил оставить записку. Предложил он это и молодому русскому, оказавшемуся в конце августа года у дверей герценовского дома. Записка, оставленная гостем из России, была короткой, всего несколько слов.

Автор ее писал, что имеет необходимость видеть господина Герцена и просил назначить удобное для визита время. В конце стояла подпись П. Бахметев и было указано место, где он проживал: Однако борьба не была еще выиграна.

Арестант продолжал настаивать на выполнении своих требований и грозил новой голодовкой. В тот же день Николай Гаврилович, обессиленный физически, едва держась на ногах от слабости, но сохранивший поразительную твердость духа, завершил описание первого эпизода с Рахметовым. Перед его взором вставали образы друзей и соратников, бесстрашных революционеров Н. Серно—Соловьевича, Зигмунда Сераковского, А. Друг народа, умный, волевой Рахметов, этот русский Гарибальди, во многом списан и с них.

Суровые и деятельные революционеры, подчас казавшиеся загадочными и непонятными, они поставили целью своей жизни освобождение народа от царизма. Время это, Чернышевский верил, не за горами. И его роман поможет осознать это.

Жаль, что Бахметев не понял этого тогда. Нет, не такой путь следует выбирать. Особенно теперь, когда началось брожение, когда каждый любящий Россию, деятельный человек нужен, необходим здесь.

Чернышевский рисует общество будущего без рабства и унижения, где труд человеку в радость, где все равны. Сто десять дней ушло у узника Алексеевского равелина на то, чтобы дать ответ на этот вопрос. Сто десять дней он писал свою книгу. Работая над новыми главами, параллельно переписывал набело уже готовые, вносил в них поправки.

В мрачном, сыром равелине создавалась одна из самых светлых и радостных книг, преисполненных веры в будущее. Стремитесь к нему, работайте для него! Приближайте его, переносите в настоящее, сколько можете перенести! В гостиной нью—йоркского дома мистера Эдгара Бичера небольшое общество обсуждало последнее событие политической жизни. Беседа шла о только что принятом Конгрессом законе о беглых рабах.

Отныне любой негр, проживающий в свободных штатах Севера, мог быть возвращен прежнему хозяину. Теперь, чтобы избежать ада и обрести волю, мало было пересечь черту, отделяющую южные и северные штаты.

Приходилось с великим риском пробираться через всю страну. Ничего не было желаннее для несчастного, истерзанного, запуганного раба, чем добраться сюда. Но сделать это было ничуть не легче, чем попасть в рай. Очень мало кому это удавалось. Плантаторы изощрялись в методах поимки. Охотники за живым товаром рыскали по стране, неся слезы, горе, отчаяние. Преследователи имели право убить беглого раба.

В лучшем случае его ждала суровая кара: Негритянские семьи разъединяли на части, как лошадей одной упряжки, и продавали поодиночке — мужа отрывали от жены, детей от матери.

И многие жители северных штатов защищали этот бесчеловечный закон. Объяснить это можно было только равнодушием. Гости с любопытством повернулись в ее сторону. Ни брошюры, ни памфлеты, ни газетные статьи, как видите, не смогли убедить общество в необходимости упразднить рабство — этот национальный позор. Теперь надо обращаться не к разуму, а к сердцу, к совести людей. Надо нарисовать такую картину рабства, чтобы к ней не остался равнодушным самый черствый человек.

За окном пелена из дождевых нитей. Сквозь их завесу, словно мираж, перед ней возникает дом в Цинцинатти, домашние, слуги. Не раз еще в ту пору, когда она жила в этом городе на границе с рабовладельческими штатами, беглецы, те, что пробирались на север, находили приют и помощь в их доме.

Не однажды ей приходилось выслушивать горькие исповеди беглых невольников, потрясающие душу истории. Часто по ночам она просыпалась от скрипа телеги или проскакавшей по улице лошади.

Многим несчастным помог он скрыться и избежать рабства. Помог он и Элизе на страницах ее книги, действуя под именем Джона Ван—Тромпа. Однажды вместе с подругой миссис Даттон она спустилась в этот ад на юге. Достаточно было раз увидеть, как живут невольники в поместье, чтобы представить всю картину в целом.

Недостающее восполняли отчеты о процессах над плантаторами, встречи с беглыми рабами, их рассказы. Все, что Гарриет увидела в поместье во время поездки, она описала в романе. И миссис Даттон, читая впоследствии книгу, узнавала сцену за сценой, которые за много лет до этого им приходилось наблюдать во время путешествия по югу.

Маленькая бостонская типография мистера Джеуета на этот раз не справлялась с заказами. Она буквально захлебывалась и надрывалась от перегрузки и напряжения. Три старенькие печатные машины без устали трудились по двадцать четыре часа в сутки. Во двор то и дело въезжали фургоны с бумагой, поставляемой тремя фабриками. Над отпечатанными страницами корпели сто переплетчиков. И тем не менее мистер Джеует не успевал с выполнением заказов на эту книгу.

Читающая публика жадно поглощала ее, разбирая очередную порцию, словно кипу свежих газет, и требуя все новые и новые издания. Первое разошлось в два дня, следующее, появившееся через неделю, тоже не залежалось, столь же молниеносно расхватали и третье.

Такого мистеру Джеуету не приходилось видеть. Можно было подумать, что в его типографии печатают революционные прокламации. Впрочем, уже первые отклики на эту книгу показали, что действие, оказанное ею на читателей, было ничуть не меньше, чем иной прокламации. И силу впечатления, которое она производила, можно было сравнить разве что со взрывом под стенами вражеской крепости.

Признаться, когда она работала над своей книгой, ей и в голову не приходило, что издание вызовет такую бурю, всколыхнет и разделит на два лагеря все общественное мнение страны.

Бичер—Стоу хотела, чтобы ее книга была оружием в борьбе за отмену постыдного рабства, и все силы она отдавала своему творению. Но на такой успех, на такой результат она, право, не рассчитывала. В эти дни марта года старый и холодный дом в Бронсвике был полон людей.

Наведывались знакомые, чтобы поздравить миссис Бичер—Стоу, заглядывали соседи, приходили и просто восторженные читатели. Грудой лежали в гостиной на столике письма, газеты, поздравления. Скромная Гарриет, маленькая Хетти, в один миг стала самой известной женщиной Америки.

В эти дни под крышей неприветливого дома поселилась слава. Когда закончилась публикация книги в журнале, с апреля года по декабрь вышло 12 изданий.

А всего за год было отпечатано триста тысяч экземпляров. Цифра неслыханная для тогдашней Америки. Почти тотчас же роман появился в Англии, где спустя некоторое время уже полтора миллиона экземпляров шествовали по стране с не меньшим триумфом. То же повторилось во Франции, Германии. И вскоре историю о бедном Томе читал уже весь свет.

Мало кто из писателей прошлого оставил подобные документы. Стефан Цвейг утверждал, что только рукописи могут помочь проникнуть в одну из глубочайших тайн природы — тайну творчества.

И даже тогда, когда сам писатель не в состоянии объяснить тайну своего вдохновения — этой Синей птицы искусства, — рукописные листы его творения способны приблизить нас к разгадке неуловимого процесса творчества. В этом смысле то, что оставила нам Гарриет Бичер—Стоу, является уникальным документом. И сделала это с такой добросовестностью, на какую способен лишь большой и честный художник. Сравнивая две ее книги — роман и сборник фактов и документов, прокомментированных автором, мы можем проследить, говоря словами В.

Брюсова, чудо превращения неясного контура в совершенную художественную картину, когда от жизненных фактов писатель переходит к обобщению и оживотворению их. В доме все спят. Мягкий свет от лампы под зеленым абажуром падает на стол. Всего несколько месяцев назад окончен роман. И вот уже она снова сидит, склонившись над листом бумаги: Основная ее цель — показать, что в романе она следовала правде жизни и многое списывала с натуры.

А для этого к каждому событию, описанному в романе, она в новой книге укажет источник, откуда были почерпнуты ею сведения. Ее спрашивают, где она видела такое чудовище, как ее плантатор Легри? Перелистайте газеты южных штатов, отвечает писательница, и вы непременно встретите на их страницах изображение человека, несущего на плече палку, на конце которой привязан узелок. Не подумайте, что это уголок путешественника, где публикуются разные туристские рекламные объявления.

Здесь печатаются объявления иного рода. Начинаются они, как правило, словами: А чего стоят объявления о том, что желающие могут приобрести специальных собак для ловли негров, или сообщения о публичных аукционах по распродаже рабов. Негров продают, как вещи, их не считают за людей. По существу каждый из четырех миллионов американских негров мог быть продан в любой момент по желанию хозяина. И этот произвол узаконен повсеместно. Но особенно бесчинствуют расисты юга.

Бичер—Стоу хорошо изучила законы южных штатов. Однажды ей в руки попала автобиография негра по имени Джошия Хенсон. Позже Гарриет встретилась с этим человеком, и они стали большими друзьями. Подолгу рассказывал он ей о нелегкой жизни, дополняя живым рассказом то, о чем написал в автобиографии. Первые воспоминания Джошии связаны были с тем, как его отца жестоко избили за то, что он осмелился защищать свою жену от посягательства белого надсмотрщика.

Потом пришла очередь матери. Она умоляла, чтобы ее купили вместе с сыном, последним ее сыном. Удар тростью был ответом на ее мольбу.

Земля под ногами. Из истории заселения и освоения Эрец Исраэль. 1918-1948. Книга 2 Феликс Кандель

Дипломатическая битва за Иерусалим. Подлинная история американо-израильских отношений комплект из 2 книг Алек Д. В 3 томах комплект из 3 книг Сакер Говард. История Государства Израиль Ирина Звягельская. Политические структуры Государства Израиль Зеэв Гейзель. История Древнего Израиля Мартин Нот. Один город, три религии Карен Армстронг. История и современность Велвл Чернин.

Евреи, в свою очередь, тоже готовились перед весенними праздниками, разрабатывали планы самообороны - так они поступили и в году.

По городу распространялись тревожные слухи. Говорили, что беспорядки назначены на первый день празника Песах; Х. Вейцман предупредил руководителей военной администрации о возможных последствиях, но ему ответили: Как потом оказалось, войск в Иерусалиме было недостаточно, а когда они появились, солдатам оставалось только "подбирать тела и обломки". Незадолго до тех событий В. Жаботинский демобилизовался из британской армии и стал во главе бойцов еврейской самообороны, на вооружении которых было несколько десятков винтовок и пистолетов.

Над его опасениям смеялись; судья Л. Брандайз, лидер американских сионистов, сказал ему: Жаботинский ответил на это: Весной года еврейский праздник Песах совпал с арабским праздником Неби Муса в честь пророка Моше Моисея , которого мусульмане также считают великим пророком. Утром 4 апреля в Иерусалим пришли сотни мусульман из Хеврона, чтобы уже оттуда отправиться в сторону Мертвого моря, к месту под названием Неби Муса.

Возле Яффских ворот к ним присоединились арабы Иерусалима и Шхема; толпа подошла к зданию муниципалитета, и с его балкона арабский шейх призвал мусульман "бороться против сионистов и евреев, иначе от них никогда не избавиться".

Это был призыв к убийствам и разрушениям; возбужденная толпа начала громить и грабить окрестные еврейские магазины, затем беспорядки перекинулись в Старый город. У многих оказались ножи, кинжалы и дубинки; они кричали: Арабы-полицейские исчезли, а часть из них присоединилась к погромщикам; в еврейском квартале оказались несколько солдат-евреев, сумевших защитить пару улиц, но этого было недостаточно. Беспорядки в Иерусалиме продолжались три дня. Шесть евреев были убиты, более ранены, несколько женщин изнасилованы; на еврейском кладбище погромщики разбили надгробные памятники.

С большим опозданием англичане ввели в город дополнительные войска, объявили Иерусалим на военном положении и эвакуировали евреев, проживавших в арабских кварталах Старого города, чье имущество тут же разграбили. В мусульманском квартале жил со своей семьей шестидесятилетний столяр Шмуэль Элиэзер Зильберман, о трагической судьбе которого сохранилось свидетельство: Это оказались индийские солдаты.

Они решили, что стреляли в их сторону, ворвались в дом, убили Иегуду Лозовского, у которого был пистолет, а вместе с ним и безоружного Шмуэля Зильбермана - на глазах его жены и детей.

Всю семью эвакуировали из дома; арабы разграбили его, а также синагогу и пять домов по соседству". Участники еврейской самообороны пытались прорваться в Старый город, но англичане их не пропустили, а 20 человек арестовали и обвинили "в хранении оружия и заговоре".

Военный суд приговорил руководителя самообороны В. Жаботинского к 15 годам каторжных работ и высылке из страны после отбытия этого срока; остальных обвиняемых осудили на три года каторги. День вынесения приговора евреи Иерусалима объявили днем поста и траура. Закрыли учебные заведения, в синагогах читали псалмы и трубили в шофар; осужденных - под конвоем солдат - провели по городу до железнодорожной станции, вместе с ними шли два араба, осужденные за изнасилование девушек во время погрома.

Жаботинского бросили в тюрьму, надели на него одежды заключенного. И это офицера, который отважно сражался за нас, приложил все усилия во время войны, чтобы помочь Англии в ее борьбе". Поезд с заключенными пришел в Лод, где его встречали сотни евреев; вдоль железнодорожного полотна стояли в почетном карауле солдаты еврейского полка во главе с полковником Э. Заключенных увезли в Египет и временно разместили в лагере; к ним приходили бывшие солдаты Еврейского легиона и говорили В.

Жаботинскому, создателю этого легиона, через проволочную ограду: Затем заключенных вернули обратно и поместили в крепости города Акко. Протесты во всем мире были настолько сильны, что приговор Жаботинскому смягчили до года лишения свободы, а затем объявили осужденным полную амнистию.

Жаботинский отказался принять помилование, потому что одновременно амнистировали и арабов -зачинщиков и участников того погрома. Он добился нового разбирательства дела, и приговор был отменен; вскоре после этого Жаботинский стал членом правления Сионистской организации. Через несколько дней после погрома в Иерусалиме британский полковник посетил М. Эти беспорядки нельзя назвать погромом! Позвольте вас заверить, что между погромом в Иерусалиме и погромом в Кишиневе нет ни малейшей разницы".

Погромы в России были ужасны, однако они не удивляли; там они были "сезонным" явлением, которое ожидали на каждую Пасху. Но можно ли вообразить погром в Палестине, через два года после Бальфурской декларации, при наличии британской власти "в городе полно войск"? Это было немыслимо и пугало выше всякой меры.

То был предупреждающий знак для тех, кто в своем легкомысленном оптимизме уже готовился поверить, что наши политические проблемы надежно разрешены и теперь остается заниматься только "практической" работой". После беспорядков года англичане временно прекратили еврейскую иммиграцию в Палестину, но репатрианты продолжали прибывать на эту землю, несмотря на пролитую кровь и запреты британской администрации.

Весной года ливанские контрабандисты перевезли нелегально из Крыма в Хайфу воспитанников И. В августе того года они создали организацию Гдуд га-авода - в переводе это означает Рабочий батальон, первое объединение рабочих Эрец Исраэль. В нем было сначала несколько десятков человек, через год не менее , а всего прошло через батальон более юношей и девушек.

Рабочий батальон готовил их к непривычному физическому труду, а потому брал у англичан подряды на строительство дорог и прокладывание железнодорожных путей, на рытье оросительных каналов, осушение болот и работы в каменоломнях. Платили за это очень мало, и все заработки поступали в общую кассу; они жили в палатках, еда была скудной, труд - невероятно тяжелым, на изнуряющей жаре, с обессиливающими приступами малярии, с частыми переездами на места очередных работ.

Мужчины и женщины трудились вместе, и на старых фотографиях можно увидеть девушек, которые дробили камни или работали с лопатой и киркой. Рабочий батальон делился на "плугот" - отряды, у каждого из которых был свой командир. Бойцы батальона носили широкополые шляпы, шорты цвета хаки, хлопчатобумажные рубашки, сандалии и куртки военного покроя; в свободные часы они проходили военное обучение, учились стрелять из винтовок, ходили в долгие походы.

Не случайно предсказывал И. Для этого необходимо создать армию, несколько батальонов дисциплинированных, хорошо обученных бойцов из рядов еврейских рабочих". По вечерам молодые люди танцевали возле палаток любимый танец "хору", пели песни, яростно спорили на политические, экономические и социальные темы. Они приехали из тех мест, где прошла революция, находились под влиянием идей сионизма и социализма, а потому много говорили о грядущих реформах, желая непременного обновления человеческих отношений.

В этих палатках после тяжелого рабочего дня закладывались группы единомышленников: Их конечная цель была грандиозной, подстать великим идеям того времени: Арье Ценципер, исследователь тех событий: В его отрядах воспиталась молодежь для труда и обороны.

Пионеры из России наложили свой отпечаток на Рабочий батальон и заразили своей жертвенностью. И снова приведем фрагмент из дневника неизвестной девушки Украина, год: И дух захватывает при мысли, что это наше дело, наша идея, наша жизнь.

Так они верили тогда, так поступали, но действительность вносила свои коррективы в их мечты и их планы. Расскажем теперь об открытии Еврейского университета в Иерусалиме, первого в мире университета, в котором преподавание велось и ведется по сей день на языке иврит. Его предложил создать уроженец Ковенской губернии Герман Гирш Шапира -профессор математики в университете города Гейдельберга; из этого учебного заведения, предрекал он, "будет исходить учение, мудрость и нравственность для всего Израиля".

Шапира выдвинул на Первом сионистском конгрессе в году; Т. Герцль поддержал его и попытался получить у турецкого султана разрешение на открытие университета. Вскоре стало ясно, что разрешение получить не удастся, но эта идея не умирала и находила новых последователей.

В те годы в Российской империи существовала для евреев процентная норма в учебные заведения. Многие выпускники гимназий не могли попасть в университеты и уезжали учиться в европейские страны; часть из них поехала бы в Иерусалим, если бы там существовало высшее учебное заведение.

В году молодые сионисты М. Фейвель опубликовали брошюру - проект создания университета и его примерный бюджет; они получили сотни писем в поддержку, однако время тому не способствовало. Прошло еще десять лет. В году об этом вновь заговорили на очередном сионистском конгрессе, и Д. Вольфсон пожертвовал первую крупную сумму денег на основание университета. За ним последовали другие, но самое главное - эту идею поддержал барон Э. Ротшильд, крупнейший еврейский филантроп того времени.

Суждения барона казались мне нелепыми. Я считал, что университет есть университет. Но как бы то ни было, мне удалось добиться его поддержки". Подыскали участок земли в Иерусалиме, на горе Скопус на иврите Гар га-цофим - Гора обозрений , и в году купили его; деньги на покупку земли дал сионист из Вильно Ицхак Гольдберг.

Первая мировая война приостановила всякие работы, но к лету года английские войска уже заняли почти всю Палестину, и Вейцман получил согласие министра иностранных дел Великобритании А. Бальфура на закладку первого здания Еврейского университета. Там возникнет новый и сильный народ, а интеллектуалы всего мира превратят Иерусалимский университет в центр научной жизни, в цветущий сад науки и искусства".

Церемония происходила 24 июля года в присутствии генерала Э. Алленби, а также видных еврейских, мусульманских и христианских деятелей. На горе Скопус заложили первые двенадцать камней здания Еврейского университета, и Х. Вейцман вспоминал через годы: Заходящее солнце золотило холмы Иудеи Под нами, блистая как жемчужина, лежал Иерусалим. Церемония продолжалась не более часа. Когда она закончилась, мы спели "Га-Тикву" и английский гимн.

Никто, однако, не проявлял желания побыстрее разойтись, и мы долго стояли в сгущавшихся сумерках возле небольшого круга камней". Вскоре открыли научно-исследовательские институты микробиологии, биохимии и иудаики; первую лекцию в Еврейском университете прочитал в году А.

Эйнштейн -вступительные фразы он произнес на языке иврит. Через два года после этого решили провести церемонию открытия университета; к тому времени еще не было набора студентов, однако подобралась группа ученых и выяснилось, какие факультеты можно создать в будущем. Назначили день - 1 апреля года, разослали приглашения по всему миру; председателем церемонии выбрали лорда А.

Гости начали прибывать в огромном количестве - представители университетов и научных обществ всего мира, не говоря уже о толпах туристов Это были очень напряженные дни. На нас легла ответственность за безопасность многих выдающихся людей, да еще в таких трудных условиях: У нас еще не было зала, чтобы вместить даже часть гостей. Единственным подходящим местом поблизости был большой естественный амфитеатр, спускавшийся в глубокое ущелье на северовосточном склоне горы Скопус.

В этом амфитеатре, следуя его скалистым уступам, мы расположили ряды скамей Я беспокоился за прочность деревянной платформы, на которой должны были располагаться почетные гости, но нас выручили молодые люди. Группа из двухсот добровольцев станцевала зажигательную "хору" на импровизированном помосте - и он выдержал. Эти же молодые люди вызвались охранять амфитеатр в ночь накануне церемонии". На рассвете появились первые зрители, чтобы занять лучшие места, и задолго до начала церемонии все скамьи оказались заполненными до отказа.

Наконец группа ученых в академических мантиях поднялась на помост, а навстречу им, с противоположной стороны, взошли на возвышение почетные гости. Среди них был лорд Бальфур, которого встретили оглушительными аплодисментами. С трибуны говорили речи - верховный раввин А. Кук, верховный комиссар Палестины Г.

Бялик, говорили многие, и устроители церемонии опасались, что она затянется до вечера, когда резко похолодает, и гости могут простудиться. Особенно волновались за здоровье лорда Бальфура: На картине можно увидеть, как лорд Бальфур - высокий, седой, в красной мантии - стоит на возвышении, позади него почетные гости, а вокруг несметное количество зрителей.

Впечатление было поразительным; Бальфур говорил с глубоким волнением, и очевидцы называли его выступление "речью пророка". Герцог прочитал молитву, закончив ее словами: Церемония закончилась до заката солнца без помех и происшествий, и ее устроители вздохнули, наконец, с облегчением. Бальфур отправился в поездку по стране; в Тель-Авиве назвали улицу его именем, он ехал по городу в открытой машине, и люди благословляли его, касались рукой его одежды.

Бальфур побывал в Ришон ле-Ционе, Петах-Тикве, Хайфе и в еврейских поселениях; повсюду его встречали толпы, и даже арабы приезжали издалека взглянуть на "великого еврея Бальфура" - разубедить их было невозможно. Бальфур был растроган приемом и поражен видом евреев-поселенцев - стройных, загорелых, уверенных в себе. Вернувшись в Лондон, А. Бальфур послал письмо Х. Трумпельдора его именем назвали Рабочий батальон и кибуц Тель-Йосеф, основанный в Изреэльской долине.

Но жизнь ее сложилась трудно, была полна тяжелых испытаний, чувствовалась затаенная боль. Сарра Чижик выросла в деревне, была близка к природе, дышала покоем и силой. Кто знает, говорил ли он перед смертью эти слова, а может, это уже легенда? Жаботинский, например, полагал, что последними словами Трумпельдора было его любимое выражение "эйн давар" - ничего, не беда, сойдет Первым главой Иерусалимского университета стал доктор философии Иегуда Л.

В году приняли на первый курс более студентов; первые ученые степени - магистр гуманитарных наук были присуждены в году; через пять лет Еврейский университет присвоил первое звание доктора философии; первую почетную степень университета получил доктор Х. В году члены британской комиссии отметили: Преподавание ведется в нем на иврите, все его студенты - евреи". В декабре года набрали 20 студентов, и вскоре состоялось торжественное открытие Техниона - политехнического института в Хайфе, преподавание в котором велось и ведется на иврите.

Технион готовил инженеров-строителей, архитекторов, химиков и технологов разных специальностей; за первые 20 лет его существования подготовили более специалистов.

С начала двадцатого века большой популярностью в еврейских поселениях пользовался танец-хоровод "хора" с несложными движениями и неограниченным числом участников, которые укладывали руки на плечи друг другу. У танца было несколько мелодий: Летом года военное командование на этой земле заменили гражданской администрацией, и первым верховным комиссаром Палестины стал сэр Герберт Сэмюэль - по национальности еврей, по убеждениям сионист.

Назначение Сэмюэля расценивали как намерение британского правительства воплотить в жизнь Декларацию Бальфура, и потому евреи встретили верховного комиссара с энтузиазмом.

Сэмюэль сделал Иерусалим столицей мандатной администрации - после сотен лет мусульманского правления, когда центры гражданского управления находились в других городах Эрец Исраэль.

Он явился на молитву в синагогу "Хурва" в Старом городе; евреи устроили ему торжественный прием и усмотрели символический смысл в том, что верховный комиссар, вызванный к Торе, прочитал фрагмент из книги пророка Исайи: В году Г. Сэмюэль составил доклад о положении в Палестине, и в нем были такие строки: Обширные пространства покрыты движущимися песками, которые грозят распространиться и засыпать пригодные для земледелия почвы.

Реки Иордан и Ярмук могли бы служить источниками энергии, но они не используются. Численность населения Палестины не превышает человек; это меньше, чем проживало в одной только Галилее во времена Иисуса". Мандатные власти создали в Палестине кредитные банки для поощрения промышленности и сельского хозяйства, сооружали мосты, автомобильные и железные дороги, осушали болота, проводили телефонные и телеграфные линии, улучшали системы водоснабжения и канализации, открывали школы, больницы и поликлиники, создали судебные органы и местную полицию, в которой служили арабы и евреи, построили в Лоде международный аэропорт, откуда гражданские самолеты летали в другие страны.

За первые десять лет правления англичане высадили около миллиона деревьев, еще один миллион деревьев высадило по своей инициативе еврейское население страны. В сентябре года британское правительство ввело палестинское гражданство для жителей этой земли и признало иврит официальным языком Палестины наравне с английским и арабским; оптимистам уже казалось, что устранены серьезные препятствия на пути создания еврейского государства, однако восторги понемногу утихли и уступили место действительности.

К весне года волнения среди палестинских арабов снова усилились, чему способствовала волна еврейских репатриантов, вызывавшая беспокойство арабского населения.

Но существовала и другая причина для волнений - выборы муфтия Иерусалима, духовного лидера мусульман Палестины. Во времена турецкого правления высший религиозный авторитет Оттоманской империи находился в Стамбуле, а потому должность муфтия была незначительной.

Но с приходом англичан-христиан положение изменилось: Англичане признали его главенство и позволили иерусалимскому муфтию именоваться Великим муфтием.

В Иерусалиме пользовались огромным влиянием разветвленные кланы - семьи Хусейни, Нашашиби, Нусейби, Халиди, Алами, соперничавшие друг с другом. Они владели землями вокруг города и целыми кварталами внутри него; представители этих семей занимали высшие административные должности при турецком правлении и в годы британского мандата, и каждая семья желала, чтобы Великий муфтий был избран из ее среды.

Его выборы проходили в два этапа. Сначала специальные выборщики выдвигали трех кандидатов, набравших большинство голосов, а затем власти назначали одного из них на пост муфтия. В апреле года прошли выборы кандидатов, и на четвертом месте оказался Хадж Амин аль-Хусейни из иерусалимского клана Хусейни, один из инициаторов еврейского погрома года.

Верховный комиссар Палестины не мог назначить его муфтием, и тогда сторонники Хадж Амина заговорили о том, что евреи фальсифицировали выборы, чтобы провести на эту должность "еврейско-сионистского муфтия". Сэмюэля уговаривали аннулировать выборы; он колебался, а страсти пока что накалялись, пока не случились новые беспорядки - в городе Яффе на побережье Средиземного моря. К нападавшим присоединились арабы-полицейские, выстрелами из винтовок они разогнали евреев, пытавшихся защищаться.

В Доме для новоприбывших находились в тот день около ста человек, в основном молодежь; они заперли ворота и железными прутьями отбили несколько атак. Появился полицейский офицер Туфик-бей и приказал открыть ворота; осажденные подчинились представителю власти, после чего толпа ворвалась во двор и убила тех, кто не успел укрыться во втором этаже здания. Затем беспорядки распространились на другие поселения. Атака на Петах-Тикву началась 3 мая, в ней участвовали сотни вооруженных бедуинов и жителей арабских деревень, за которыми шли женщины с мешками - подбирать добычу.

У бойцов самообороны было не более 30 ружей и несколько пистолетов; в последний момент появились английские солдаты, огнем из пулеметов разогнали нападавших.

Погромы продолжались семь дней, погибли 47 евреев, были ранены ; еврейские солдаты под командованием Э. Марголина отстояли Тель-Авив без приказа начальства, после чего Марголину пришлось подать в отставку, а остатки полка расформировали. Чтобы успокоить арабское население, верховный комиссар Палестины амнистировал главных зачинщиков беспорядков, объявил о временном прекращении еврейской иммиграции и решил назначить муфтием представителя семейства Хусейни.

Чтобы это стало возможным, одного из избранных кандидатов уговорили отказаться от этой должности; на его место попал двадцатишестилетний Хадж Амин аль-Хусейни, и Г. Сэмюэль назначил его Великим муфтием Иерусалима. Бреннер родился на Украине, служил в русской армии, писал на иврите, и первый его рассказ описывал переживания голодного человека, который решил украть кусок хлеба, - рассказ так и назывался "Кусок хлеба".

Герои первых рассказов Бреннера - евреи черты оседлости, их беспросветная жизнь, и даже в описаниях природы писатель подчеркивал грустное, печальное, безысходное: Солнце весь день не показывалось. Всё окутано серым, холодным и густым туманом. Черные тени выползают отовсюду, вытесняя остатки дневного света. Надвигается темная зимняя ночь, ужасная и долгая, как рассеяние евреев, холодная, как лед отчаяния в сердцах людей, тоскливая, как вековая тоска народа-скитальца".

В году Бреннер переселился в Эрец Исраэль, писал повести и статьи в газетах, перевел на иврит "Преступление и наказание" Ф. Ступал тяжело, по сторонам не смотрел, руки обычно держал за спиной У нас Бреннер всегда садился на краешек стула, словно человек, чувствующий себя не совсем к месту и готовый каждую минуту встать и уйти Иногда, находясь в компании, он отходил в сторону, ложился на холме, погружал руку в песок и медленно просеивал его между пальцами.

Образ распростертого на песке Бреннера - одинокого, неуклюжего, всматривающегося во что-то, со светящимся от лунного света лицом, преследовал меня долгие годы В день гибели Йосефу Бреннеру было 40 лет; незадолго до этого он написал: В память о нем репатрианты из Польши и Литвы основали в году кибуц Гиват-Бреннер.

Его сын Ури жил в кибуце в долине Иордана, перед образованием Израиля был заместителем командира Пальмаха -еврейских ударных отрядов. Летом года приехала в Лондон арабская делегация из Палестины и потребовала отменить Декларацию Бальфура. Черчилль ответил на это: Это не в моей власти, а также не соответствует моему желанию.

Однако арабские делегаты на этом не успокоились и - как свидетельствовал Х. Вейцман - "делали бесконечные антиеврейские заявления. В английских газетах появились сообщения, что евреи-поселенцы в Палестине -большевики, люди самонадеянные, агрессивные, и не стоит тратить деньги британских налогоплательщиков ради того, чтобы создавать национальный очаг для другого народа.

Палестинский вопрос обсуждали в британском парламенте; Палата лордов призвала аннулировать Декларацию Бальфура, но в Палате общин это предложение было провалено внушительным большинством голосов. В июне года У.

Черчилль опубликовал "Белую книгу", периодический отчет британского правительства об очередных политических мероприятиях, - на этот раз она имела отношение к Палестине. Чтобы это стало понятным, придется пояснить: Декларация Бальфура об историческом праве еврейского народа на эту землю относилась к огромной территории по обе стороны реки Иордан. Она располагалась от побережья Средиземного моря на западе до восточных границ сегодняшней Иордании и составляла квадратных километров.

До лета года этот факт не подлежал сомнению, но неожиданно англичане провозгласили в "Белой книге", что Декларация Бальфура предусматривала "не провозглашение всей Палестины еврейским Национальным очагом, но создание такого очага на территории Палестины". В этом и заключалось существенное отличие от предыдущих заявлений британского правительства. Территория Трансиордании составила около 80 процентов того пространства, на котором прежде собирались основать Национальный очаг для еврейского народа.

Для этой цели оставалась лишь малая часть между Средиземным морем на западе и рекой Иордан на востоке - 27 квадратных километров. Лорд Бальфур и видные политические деятели Великобритании выступали против раздела Палестины; они считали, что "территория еврейского национального дома должна простираться к востоку от реки Иордан".

В отличие от них Черчилль полагал, что этот раздел "предупредит столкновения между евреями и арабами в будущем", - мягко говоря, он оказался неправ. Сионистским руководителям пришлось признать факт раздела, и мандат на управление Палестиной, принятый на конференции в Сан-Ремо, поступил на утверждение Лиги Наций. Эту всемирную организацию создали после окончания Первой мировой войны, чтобы способствовать сотрудничеству между странами для укрепления мира и безопасности народов.

По уставу Лиги Наций мандат на управление Палестиной должен был утвердить единогласно Совет Десяти; голосование назначили на 24 июля года, однако еврейские делегаты не были уверены в благополучном исходе и искали пути для привлечения союзников. Неожиданно вспомнили про профессора Мадридского университета, потомка маранов -крещеных евреев Испании; у него оказались влиятельные друзья, которые оказали давление на представителя Испании в Лиге Наций.

Еврейские делегаты пришли к нему и сказали: Испанский представитель обещал поддержку не только Испании, но и Бразилии, и сдержал свое слово. Всё, казалось, вело к благополучному завершению, но неожиданно вмешался Ватикан. По всей видимости, католики не желали, чтобы протестанты-англичане усилили свое влияние на Святой Земле, и решили снять вопрос о мандате с повестки дня Лиги Наций.

Вивиани представил меня и сказал: Я сказал, что отсрочек было уже предостаточно, и неизвестно, что произойдет, если мы еще раз отложим обсуждение. Вивиани улыбнулся и заметил: Вступительная его часть подтверждала "историческую связь евреев с Палестиной как основу для воссоздания их Национального Дома в этой стране". Второй параграф мандата требовал от Великобритании создать для этого необходимые "политические, административные и экономические условия"; шестой параграф обязывал англичан облегчить еврейскую иммиграцию в Палестину и поощрять заселение ими государственных и незанятых земель.

Евреи восприняли с воодушевлением решение Лиги Наций. В мандате был заложен план постепенного создания еврейского государства; многим казалось, что это не за горами, но повторим в который уж раз: Этот человек не был пророком, да и нет теперь пророков на земле.

Не был он и астрологом, не гадал по звездам, но еще в году предсказал - как заглянул в будущее - развитие событий на Ближнем Востоке: Это значит - прольется кровь". Этот человек служил офицером разведки британской армии и была у него труднопроизносимая фамилия - Майнрецхаген. Это он составил докладную записку британскому премьер-министру, в которой предостерегал: Рано или поздно у евреев будет независимое государство.

Также и арабы станут независимыми от Месопотамии до Марокко. И тогда они столкнутся друг с другом -арабы и евреи". Майнрецхаген родился в Англии в богатой семье, вступил в британскую армию, стал офицером, в поисках приключений отправился в Индию, а затем попросил, чтобы его перевели в Африку. Там он нашел, наконец, то, что искал: Во время Первой мировой войны его послали в Палестину. Майнрецхаген сел на корабль, и они отплыли из Марселя - сотни британских солдат и десятки лошадей.

Море было спокойным, они плыли неподалеку от берега, а навстречу приближался другой корабль, с которого забрасывали рыболовные сети. Корабль начал тонуть, матросы спускали шлюпки, лошади падали за борт, а Ричард Майнрецхаген надел спасательный пояс, запихал в карманы несколько бутылок бренди, спустился в холодную воду, качался на волнах и прихлебывал из бутылки, прихлебывал и качался.

Его подобрали через пять часов абсолютно пьяного, но здорового, даже без насморка, после этого Майнрецхаген сел на другой корабль и приплыл в Палестину. Здесь он служил в штабе офицером разведки, сыграл важную роль при взятии Газы, и генерал Э. Алленби сказал о нем: Но тот же самый Алленби впоследствии отстранил его от должности и отправил в Англию, хотя в личном деле было помечено: А в дневнике он записал: Майнрецхагена называли "сионистом на процент", "одним из самых преданных друзей еврейского народа", хотя не было в его роду евреев.

Этот человек обладал чувством юмора и любил рассказывать про свою бабушку, которая собрала однажды несколько евреев и убедила их отправиться в Эрец Исраэль, так как подошло время пришествия Мессии. Она купила белого осла, села на него, и странная процессия отправилась в путь на Восток. На побережье Франции попутчики оставили ее, а дедушке пришлось пересечь пролив Ла-Манш и вернуть бабушку с ослом в Англию.

Ричард Майнрецхаген вычертил карту будущего еврейского государства, включив в нее плато Голан, Мертвое море и значительную часть полуострова Синай. Он утверждал, что сильное еврейское государство понадобится не только евреям, но и всему Западу; британским офицерам не нравились его предсказания о будущей победе сионистов, и один из них сказал Майнрецхагену: Майнрецхаген ушел из армии, ездил по всему миру, писал книги. Его известность была велика, и Гитлер пригласил Майнрецхагена к себе, чтобы выяснить отношение англичан к его политике.

Фюрер пошел навстречу гостю через огромный кабинет, вскинул руку для приветствия и воскликнул: В году - с согласия британской администрации - был создан Верховный раввинский совет Палестины.

В него входили сопредседателями два верховных раввина - сефардский и ашкеназский, а также раввины и представители еврейских общин. Первым верховным ашкеназским раввином стал рав Авраам Ицхак Кук, до этого главный раввин Иерусалима; верховным сефардским раввином стал Яаков Меир, который носил почетное звание Ришон ле-Цион Первый в Сионе , а также титул хахам-баши в годы турецкого правления.

В том же году был создан и Верховный мусульманский совет Палестины, во главе которого стоял муфтий Хадж Амин аль-Хусейни. В году англичане образовали к востоку от реки Иордан Хашимитский эмират; в нем было тогда менее арабов, его столицей стало черкесское село Амман. Во главе эмирата англичане поставили эмира Абдаллу ибн Хусейна, который правил затем почти 30 лет. Его отец - Хусейн ибн Али, правитель Мекки - принадлежал к роду Хашимитов, представители которого считают себя потомками Мухаммеда.

Абдалла ибн Хусейн и его отец участвовали в пробританском восстании арабов против турок в году; в результате этого образовался в Аравии небольшой эмират Хиджаз, - Абдалла был в нем министром иностранных дел. В году англичане признали независимость Трансиордании, после чего Абдалла ибн Хусейн объявил эмират королевством, а себя - королем. В первые годы британского мандата в денежном обращении был египетский фунт; с года его заменили палестинским фунтом.

На монетах и банкнотах указывалось название "Палестина" на трех языках - английском, арабском и иврите; после слова "Палестина" на иврите были помечены в скобках две буквы - "алеф" и "йод", что означает Эрец Исраэль. Найденный вами "выход" намекает, что Декларация Бальфура наполнена каким-то содержанием, а с другой стороны, возможно, нет в этой декларации никакого смысла. В году состоялась вторая встреча Р. Майнрецхагена с Гитлером, после чего он записал в дневнике: Это повлияло на Гитлера неожиданным образом.

Голос его возвысился до крика, кулаки застучали по столу, глаза засверкали ненавистью, даже волосы на его голове будто встали дыбом". В году Гитлер пригласил Майнрецхагена на третью встречу в присутствии министра иностранных дел Риббентропа. На всякий случай положил в карман заряженный пистолет, чтобы доказать себе, что я мог бы его уничтожить". Гитлер произнес речь, обвиняя англичан во враждебных умыслах против Германии; Майнрецхаген слушал сначала внимательно, а затем встал и молча вышел из кабинета.

Он отметил в дневнике: Если вспыхнет война, - а я уверен, что так оно и произойдет, - не буду ли я виноват в том, что не убил этих людей?.. История самообороны на этой земле делится на два этапа. Ее начальный период - до Первой мировой войны и во время нее, когда Эрец Исраэль была захолустной провинцией турецкой империи. Центральная и местная власть не имели сил и желания защищать своих подданных, и еврейские поселенцы организовывали оборону от всевозможных грабителей.

Этим занимались дозорные из организации Га-Шомер "шомер" на иврите означает "страж" ; они стали легендарными еще при жизни и доказали, что способны сражаться за право жить на этой земле.

Затем сюда пришли англичане, и многие понадеялись, что с их появлением воцарится мир и порядок. Двух-трех полицейских будет достаточно для охраны имущества поселений". Вера в англичан была сильна, и когда они потребовали у местных жителей сдать всё оружие, еврейские поселения так и сделали: Однако феллахи и бедуины не были такими наивными: В году, после погрома в Иерусалиме, стало ясно, что нельзя полагаться на мандатную полицию, в которой арабы составляли подавляющее большинство.

Оказалось, что и при англичанах самая надежная защита - это отряды самообороны, а не солдаты и полицейские, подчинявшиеся приказам чужих командиров. Времена изменились, и теперь уже недостаточно было патрулировать на лошадях вокруг поселения или ставить дозоры в виноградниках, защищая их от набегов грабителей; арабо-израильский конфликт набирал силу, и требовалась не кучка храбрецов, но хорошо организованные, обученные и вооруженные отряды.

Зимой года была создана партия Ахдут га-авода, что в переводе означает Единство труда. Ее основателями стали Д. Кацнельсон, а также представители более молодого поколения Э. Хоз; на учредительном съезде приняли решение: Так возникла Хагана в переводе с иврита это означает "оборона" , еврейская боевая организация в Эрец Исраэль, цель которой - защита "всей нации, всех поселений, всего сионистского движения".

Дата ее рождения - 15 июня года. Первыми бойцами Хаганы стали юноши из Рабочего батальона, которые проводили военные занятия под руководством бывших дозорных Га-Шомера. Прежде всего надо было достать винтовки, пистолеты, гранаты и патроны. Но если есть организация без оружия, ей придется прекратить свое существование". В еврейских поселениях практически ничего не осталось; кое-где имелось одно старое ружье и немного патронов, а во всем Тель-Авиве насчитали десяток винтовок, 50 пистолетов и небольшой запас самодельных гранат - консервных банок, начиненных взрывчатым веществом и гвоздями.

После Первой мировой войны в Европе оказалось много оружия на продажу. Отсутствовали средства для его приобретения, а потому специально выделенные люди собрали деньги у евреев Европы и приобрели в Вене первые партии оружия.

Его закладывали в холодильники между двойных стенок, чтобы обойти английских таможенников, и таким образом приплыли на кораблях пистолетов с патронами. Затем приобрели в Европе 25 пулеметов. Они очищают душу, делают ее тоньше, богаче. Уметь страдать - такое же искусство, как и уметь наслаждаться. Нас называют мечтателями, безумцами, борцами с ветряными мельницами. Они не знают, сколько счастья в сознании, что ты не спишь, а горишь, - да и что из того, если сгораешь?..

Нет сомнения, путь, избранный мной, - единственно верный, способный удовлетворить мой беспокойный дух. У меня нет восторженного порыва, фантазерства. Взамен этого простое рассуждение: Я не идеализирую никого и ничего. Знаю все трудности, знаю всех товарищей. Во многих сомневаюсь, многим не доверяю. Не вполне верю и в себя, в свои силы, желания. Многие уйдут, но многие и придут, и идея, сущность ее будет жить, и если не нам, то другим удастся создать те основы жизни, при которых личность сможет развиваться в обстановке наиболее соответствующей ей и разумной.

И дух захватывает при мысли, что это наше дело, наша идея, наша жизнь Начинаем готовиться к отъезду. Осталось пробыть здесь каких-то восемь-десять дней.

До сих пор почти не верила в это, но сегодня вечером вдруг поверилось, и стало как-то жутко. Всё, что до сих пор было в моей жизни, уходит в прошлое. Здесь остаются детство и юность, остается самое незаменимое для человека - отец и мать, родной дом.

А по ту сторону черты туманное будущее, про которое известно только, что оно будет нелегким. Становится на секунду страшно: Разлука с домом не обойдется дешево, и мне жаль, что причиняю столько боли папе и маме Вместе с ней кончается моя прежняя жизнь.

Послезавтра пойдем навстречу новой жизни, новым людям. Я смело смотрю вперед и в будущее.

Беседы Учителя. Как прожить свой серый день. Книга 2 К. Е. Антарова

Тоотс предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес. Человек, идя свой земной день, не может сравнением постичь сознания иного плана.

Ибо все его сравнения лежат в условностях плотных тел. Высшее же сознание, освобождённое от этих условностей, имеет ограничение лишь в самом себе. Ограничения человека Земли имеют в себе не только те формы из дерева, камня, железа, которые не может пройти его тело.

Но человек имеет и ограничение страстями. Без забот о пути человек не может своим телом проникнуть через плотные перегородки во внутреннее помещение жилищ своих встречных. Как же обстоит дело у человека с проникновением в храм встречного — в его сердце?

Только сам человек, силою своей любви и чистоты может приникнуть своей любовью к любви встречного. И никакое разрешение не сольёт его с мыслью, радостью и скорбью встречного.

Только его собственное осознание себя единым со встречным может помочь ему встать не в положение зрителя и судьи, а друга и помощника. Но только тот, кто сердцем устремится к радости или скорби встречного, тот выполнит этот завет. А, между тем, первый признак начала освобождения, начала активной жизни в единении — есть сила видеть в ближнем осколок Единого, не подлежащий твоему суждению, но приникать к которому чистотой твоей — вот назначение каждой встречи.

Нет оснований думать, что если ты восходишь к совершенству, то тебе необходимы особые условия. Все усилия Светлого Братства сводятся к принятию каждого в костёр своей любви. Великое их милосердие разбивает молотом любви перегородки человеческих предрассудков и условностей, что каждый себе соткал. Они проносят зрение человека через века его дел и оставляют в нём такие следы, по которым его новая жизнь стремится пробиться через препятствия дня.

И только поэтому то, что одному легко и просто, другому — мука. Прочесть в сердце встречного его муку или радость можно только тогда, когда в тебе самом спокойное стремление дало силу духу. Если же в тебе шумит хотя бы ручей страстей, привлечь своё внимание к другой жизни — почти невозможно.

Можно ли при этих условиях стать учеником? Как может человек принести не искривлённой хотя бы одну мысль Учителя на Землю, если в нём царит не звон освобождённого сердца, а боль и неудовлетворение, борьба с самим собой. Снимая с себя пустоту себялюбия и переключаясь на основу общего блага, человек ощущает радость от освобождённого в себе огромного кольца света, в котором сгоревшие страсти исчезли.

Но свет этот не отгородил его стеною от общения с живым кольцом людей; он притянул к себе это живое кольцо, и переключилась мысль каждого на более тонкую и чистую материю духа в ауре. Ибо тот, кто мог удержаться в кольце твоего света, непременно сжёг в нём хотя бы малую свою условность. Ибо в делах духа логика одна для всех — Любовь. И не может человек сдвинуться с места, пока не научится разбирать перегородки в себе, чтобы условность и предрассудок встречного, не найдя опоры в тебе, осыпались сухою шелухою.

Живя в современном тебе обществе, где ты видишь весь недостаток воспитанности, что должен нести в себе ты, если хочешь научиться привлекать своё внимание к творчеству а не к суете внешнего людей? Освобождённым от внешнего должен быть ты сам. Внешнее не должно ударять тебя по твоим больным местам, ибо во всём твоём сознании живут только сила, энергия, решимость сердца, и тебе нечем воспринять мелочь и бунт страстей. Страсти коварства и искательства, жажда утопить тебя и пролезть выше самому — всё трогает тебя лишь постольку, поскольку твоё сознание работает в освещении условности времени, а не в верности вечному труду Учителя.

Ты хочешь соединить чистую жизнь духа и требования условностей Земли. Видишь ли ты в кольце твоих препятствий только способ твоего роста? Или ты стремишься их победить, чтобы семья твоя была сыта, чтобы жизнь твоего дня стала веселее и легче, благодаря условному пониманию удовольствий Земли? Чтобы отделиться от общения с массой людей, закрыть ход к твоим удобствам соседу? Нет такого пути ученику.

Ученик — это звено единения. На нём, через него старается пролить свет сознание Высшее, освобождённое. И только тот, кто это понял, может войти в группу учеников — двигателей мира в мир. Трогательна беспомощность младенца и вызывает самое мужественное опекание своих близких, если в их сердцах живёт милосердие. Трогательна его беспомощность Учителю, и Он, видя верность ученика нерушимой, льёт ему свою помощь и милосердие без условностей и ограничений со своей стороны.

И только ограничения самого ученика, выстроенные его колебаниями, нецельностью его мыслей, неуверенностью его, останавливают ученика перед Золотыми Вратами, то есть перед порогом знания. Ибо знание вытекает из освобождённых мест в сознании.

Оно вырастает на гармонично звучащих волнах его действий. Можно ли, живя на Земле, в суете огней и страстей человеческих, стать учеником? Быть может, надо где-то в особо чистых условиях сделаться учеником и потом вернуться к своим ближним, став им поддержкой и помощью? Никто не может стать закалённым вне своих условий и препятствий. И все условия и препятствия пойдут за человеком, если ему их необходимо победить, куда бы он ни ушёл.

Рассматривать период ученичества как подготовку к деятельности — такой же предрассудок, как думать, что человеку может повредить чистый воздух и солнце. Не следует думать, что ученичество начинается с того момента, когда Учитель даёт ученику весть. Ученичество могло начаться ещё за два воплощения, но отсутствие гармонии в ученике не дало возможности развить память о нём.

Утвердившись в мысли, что всё — в себе, распознавая реальное и временное, человек строит первоначальную ступень к свиданию с Учителем. Но когда он её развивает? Если приказом воли он концентрирует своё внимание — он способствует только более широкому развитию личности.

Как будет общаться с ближними человек, не знающий орбиты действий Учителя? Видя горе, слыша стоны и жалобы, он будет тоже плакать, усилиями своих слёз сочувствия прорубая ещё больше дыр в его и своей ауре. И своим волнением он проведёт встречного ещё глубже в план страстей. Ученик же, постигший всегда светлое мужество Учителя, обратит всю силу своей мольбы к Учителю.

Всё мужество его будет призывать в храм своего сердца, и, оставаясь в гармонии, он сможет помочь рыдающему встречному войти в свой центр силы, в свой заветный храм в себе — Любовь. И тогда, с каким бы бунтом страстей ни пришёл встречный, он сбросит с себя хотя бы часть своего уныния и найдёт силы прожить какое-то мгновение в относительном успокоении. Если же он не смог подле тебя обрести просветления и, уйдя, жаловался ещё и на тебя, возмущался, негодовал на твоё бессердечие, значит он ещё слишком далёк от истинного понимания единения.

Ему ещё предстоит долго носить страстные покровы, и тебе, отдав ему весь мир своей гармонии, не стоит огорчаться неудачной встречей, а ещё глубже закалить мужество и ещё чище сойти в Учительской любви к следующей встрече. И если ты в своём обиходе не нуждался бы во встрече, даже с вороватым слугою, ты не имел бы её. Но не надо в мелочах обихода видеть знамение небес.

Нельзя усматривать в мелких удачах и неудачах какие-то основания для глубоких своих действий. Ибо так дойдёшь до суеверия, и оно вновь создаст пелену условностей и заведёт тебя в тот лабиринт, из коего ты уже однажды выбрался. Надо свои действия в дне так подпирать радостью единения с Учителем и окружающими, чтобы мелочь обихода не вплеталась суеверием в действия твои.

Если бы ты видел в мелочи простое привлечение твоего внимания к лёгкости и ловкости через тебя и в тебе весёлого и радостного состояния, где бы мысль о раздражении или суеверии не могла иметь места, то ты бы всюду нёс в себе верность и уверенность.

Если бы основа в твоём храме была цельною, а не двоилась постоянно в колебании между истинною Жизнью и обывательскими пониманиями, твоей голове не угрожало бы наводнение от пустого разбора мелочей. Путаница в человеке от сумбура всех не доведённых до конца мыслей — хуже метели и гололедицы. Тот, кто хочет войти в ученичество, прежде всего, борись с предрассудком суеверия, ибо он — одна из заноз, на которой прочно держится страх.

Разнообразны тропы людей, ведущие к постижению Истины в себе. Труден путь всех, видящих вокруг страдания, но не понимающих их смысла и цели. Мысль же о том, что встречи человека с встающими в дне на его пути препятствиями — его собственное творчество, никогда не приходит ему в голову Мнение человека о своём встречном так низменно, что он всегда думает обмануть его бдительность. Ему кажется таким лёгким и даже признаком хорошего тона — обдать встречного улыбкой и вопросом о его здоровье, а в себе скрыть враждебное раздражение и досаду на несвоевременную встречу.

Ему кажется, что он так глубоко скрыл своё лицемерие и коварство, что никто и никогда не прочтёт его истинных, живущих в сердце и мысли сил.

Но об ауре он или совсем не слыхал, или совсем не понял. Ведь основа его собственных сил — только он сам.

Творец своего счастья или несчастья — он сам, и никто и ничто другое. Цвета ауры вероломного человека — исключительно оранжево-коричневые, переходящие в грязно-серо-зелёные.

Среди них пробегают молнии багрового цвета, и в некоторых местах ауры висят опухоли из шевелящихся ужасных уродливых тел, коль мысли человека помогли их жизни. Убийственен вид элегантного, по последней моде одетого человека, если его лицемерие и двойственность разъели его ауру, если в храме его сердца данный ему талисман его счастья, его осколок Единого, не горит более, а лежит мёртвым камнем.

Он отдал свою духовную мощь зверям астрального плана и в их среде ему придётся продолжать своё дальнейшее путешествие. Но нет виновников его несчастья, он сам его творец. Каждое существо, сошедшее на Землю, оберегаемо так мужественно, как только могло чистое милосердие Владык карм пробить человеку путь среди созданных им самим себе препятствий и врагов.

Настало время человеку понять, в чём его сила и в чём его слабость. Можно быть слепым и не понимать вечности жизни и циклов её в условиях всегда изменяющихся сообразно каждой цепи движения вечного. Но в себе необходимо сознавать Любовь не только как чувственное действие или долг, но ещё как жалость и как радость. Имеющий жалость и умеющий сострадать, не давая встречному чувствовать снисхождения и превосходства своего, уже раздул искру своего огня, и она не потухнет вовеки.

О, сколько умствующих, чьими рефератами и статьями завалены полки, где их разъедает пыль, прошли из воплощения в воплощение, истратив энергию жизни на сведенья, не давшие ни одному человеку радости. Через века и века вскрывается в них всё та же жажда знания, не двигающая их с места.

Сердце доброго — кратер любви, и маслом ему служит радость. Оно свободно от зависти, и потому день доброго лёгок. Потому что кипение страстей в его сердце не даёт ему отдыха. Он всегда в раздражении, всегда открыт к его сердцу путь всему злому. Такой человек не знает лёгкости. Не знает своей независимости от внешних обстоятельств. Они его давят везде и во всём и постепенно становятся его господином.

Человек, не умеющий быть господином самого себя и всё время переживающий пароксизмы раздражения, приступы бешенства и муки зависти, это не человек. Это ещё только преддверие человеческой стадии, двуногое животное. Не всегда можно помочь человеку, потому что в нём самом лежит первое препятствие к помощи. И такому лично воспринимающему жизнь человеку вся остальная Вселенная с её законом Жизни, Кармой и следующими за нею по пятам закономерностью и целесообразностью представляется мёртвым хаосом, где на его долю выпадают незаслуженные им горести и муки.

Надо, чтобы и тот человек желал принять подаваемую ему помощь и умел владеть собой, своим сердцем и мыслями, умел хранить их в чистоте и проживать весь свой день так, чтобы приводить весь организм в гармонию. Нельзя и думать принести помощь тем людям, которые не знают радости, не понимают ценности всей своей жизни как смысла духовного творчества, а принимают за жизнь бытовые удобства и величие среди себе подобных, деньги. Нет людей абсолютно плохих. Никто не рождается разбойником, предателем, убийцей.

Но те, в ком язвы зависти и ревности разъедают их светлые мысли и чистые сердца, катятся в яму зла сами — туда, куда их привлекают их собственные страсти. Разложение духа совершается медленно и малозаметно. Вначале ревность и зависть, как ржавчина, покрывают отношения с людьми. Начинается скопление над ней зловонных отбросов разлагающегося духа, а там образуется капель гноя, дальше потечёт его струя.

И всё, что прикоснётся к человеку, так живо разлагающемуся в своих мыслях, всё понижается в своей ценности, если не сумеет, сохранить себя от заразы. Если же сердце само по себе уже носит зловоние зависти, страха и ревности, оно, встречаясь с более сильной ступенью зла, подпадает всецело под его власть.

Злоба — не невинное занятие. Каждый раз, когда вы сердитесь, вы привлекаете к себе со всех сторон токи зла из эфира, которые присасываются к вам, как пиявки, уродливые красные и чёрные пиявки с самыми безобразными головками и рыльцами, какие только возможно вообразить. И все они — порождение ваших страстей, вашей зависти, раздражения и злобы. После того как вам будет казаться, что вы уже успокоились и овладели собой, буря в атмосфере вблизи вас всё ещё будет продолжаться по крайней мере двое суток.

Эти невидимые вами пиявки сосут и питаются вами совершенно также, как обычные пиявки, сосущие кровь человека. Всякое чистое существо очень чувствительно к смраду этих маленьких животных. И оно бежит тех, кто окружён их кольцом, кто лишён самообладания. Чистое существо, встречаясь с человеком, привыкшим жить в распущенных нервах, в раздражительных выкриках и постоянной вспыльчивости, страдает не меньше, чем если бы встретил прокажённого.

Злой же человек, обладающий одним упорством воли, мчится навстречу такому существу, с восторгом видя в нём орудие для своих целей. Если из жизни земли исключить понимание самой текущей жизни как связи вековых причин и следствий, то она сводится к нулю.

Без перспективы света, который можно внести в труд дня, без знания, что свет горит в каждом человеке, жить творчески нельзя. Кто живёт, не осознавая в себе этого света, тот примыкает к злой воле, думающей, что она может покорить мир, заставить его служить своим страстям, своим наслаждениям.

Люди, стремящиеся подсмотреть силы природы, при одном напоре воли отыскивают их. Обычно это люди, одарённые развитыми более, чем у других людей, психическими способностями. Но так как их цель — знание, служащее только их собственному эгоизму, их страстям и обогащению в ущерб общему благу, они отгораживаются в отдельные группы, называя себя различными умными именами. Они подбирают себе компаньонов, непременно с большой и упорной волей, обладающих силой гипноза. Это очень длинная история, о ней в двух словах не расскажешь.

Тянется она к нам из древних времён, и очагов её лжи и лицемерия очень много: Тёмная сила несёт всему дисгармонию и раздражение. Упорство воли тёмных — то зло, в путаные сети которого они затягивают каждого, в ком встречают возможность пробудить жажду славы и богатства. На эти два жалких крючка условных и временных благ попадаются те бедные люди, из которых они делают себе слуг и рабов.

Сначала их балуют, предлагают им мнимую свободу, а затем закрепощают, соблазнив собственностью, ценностями, и так окружают разнузданностью страстей, что несчастные и хотели бы иной раз вырваться, но не имеют уже сил уйти из их цепких лап. Как можете вы распознать, что перед вами тёмный?

Имеют ли все тёмные отвратительную внешность, которая сразу давала бы вам знать, что отталкивающая вас от человека сила, вызывающая ваше отвращение, выявлена вся вовне? Среди тёмных много красивых людей, имеющих даже чарующую внешность. Вспомните легенды о падшем ангеле: Во внешности этих людей такое же разнообразие форм, как и среди остального человечества.

Но что неизменно общее всем людям, так или иначе попавшим в лагерь тёмных? У каждого из них на первом месте — эгоистическое стремление овладеть волей встречного. Раньше, чем вникнуть в смысл встречи, тёмный выпускает свою силу гипноза, в какой бы мере она у него ни была развита: Он отлично знает, что вцепиться в человека он может только через те или иные страсти, прочесть которые не составляет труда ни для одного наблюдательного человека.

А тёмные обучаются с самых первых шагов читать признаки человеческих страстей и разбираться в степени раздражительности человека.

Раздражительность — первый и главный козырь тёмных в системе овладевания людьми. Всякими способами они пытаются нарушить равновесие человека, затем будят в нём страх и жадность, вцепляются бульдожьей хваткой в человека и постепенно — с железным самообладанием и выдержкой — втягивают его волю в орбиту собственного сознания. Это первое, общее всем тёмным правило их тёмного дня. Второе неизменное правило их поведения — вносить в каждую встречу ложь, лицемерие и путать так сознание и внимание встречного, чтобы человек думал, что встретил великую, доброжелательную силу, которая окажет ему поддержку и помощь.

Насколько светлая сила учит каждого человека понимать, что всё в нём, что он — независимый и абсолютно свободный творец своей жизни, настолько тёмные стараются внушить каждому, что он бессилен и немощен без помощи и опеки, которые только и могут раскрыть двери к удачам, богатству, славе и почестям.

Светлая сила говорит каждому человеку, что он никогда не одинок, что мощь его не имеет границ, поскольку он — частица Беспредельного.

В речах же тёмного всегда звучит призыв к отъединению. Обещая за полное послушание все материальные блага, какие только существуют на земле, тёмный говорит встречному: Если это материальные сокровища, копи их, ибо они — сила, и ими завоёвывается мир. Если это знания, помни, что ими приобретается умение овладевать волей людей. Ни с кем ими не делись, старайся всегда становиться в позицию силы и борьбы.

Друзья тебе не нужны, а врагов победить надо, ссоря их между собой. Никаких других возможностей побеждать нет. Эти наставления составляют третье правило учения тёмных. Действуя по этим трём правилам, тёмные овладевают огромным количеством людей инертных и слабовольных, завистливых и жадных, раздражённых и отрицающих, жаждущих внешних благ, карьеры и славы.

Человек может быть очень добрым и честным по существу. Его сердце может быть полно любви и благородства. Тёмные могут быть обворожительными по внешности, их манеры могут пленять мягкостью и их уговоры могут походить на журчание горных ручейков для людей мало распознающих, не собранных в своём внимании.

Но не думайте, что высшее благородство человека заключается в отгораживании себя от тех, кого мы считаем злыми или своими врагами. Врага надо победить, но побеждают не пассивным отодвиганием от него, а активной борьбой, героическим напряжением чувств и мыслей.

Помните, как глубоки корни несчастья людей, как нельзя их судить, как нельзя расстраиваться недостатками людей. Надо нести им бодрость или стараться пресечь зло, поставив им твёрдые рогатки там, где люди слабы, чтобы сберечь прежде всего их самих. Пока сами не созрели, не стремитесь помогать. Увеличите только зло и внесёте ещё большее раздражение в жизнь тех, кому захотите помочь, если сами не готовы, если сами не можете действовать в полном самообладании.

Думайте, как вам понять, что такое Радость. В первый же раз, как вы её испытаете, вы прорежете непроходимую для злых пропасть. Радость ведёт к победе любви, а злое уныние — к упорству воли. Упорство же воли — меч зла. Этот меч не может разить там, где живёт Радость. Все люди делятся на знающих, освобождённых от предрассудков и давящих их страстей, а потому добрых и радостных, и на незнающих, закованных в предрассудки и страсти, а потому — унылых и злых.

В жизни есть только один путь: И чем свободнее он становится, тем больше его значение в труде Вселенной, тем глубже его труд на общее благо и шире круг той атмосферы мира, которую он несёт с собой. При встрече с истинным знанием все злые тайны, не представляющие из себя ничего, кроме той или иной силы гипноза, разлетаются в прах. Ещё и ещё раз уложите во все складки вашего сознания не раз сказанные слова: Вся жизнь человека — только внимание.

Это первая необходимость в жизни. Каждый из нас пропускает без внимания сотни встреч, потому что не выработал привычки гибко и всецело переключаться полным вниманием от одного предмета к другому. Всё упирается в рассеивающееся внимание или, вернее, в однобоко концентрирующееся внимание, упускающее из поля зрения всё, кроме привлекающих дух мыслей.

Обо всём надо помнить, всё держать в памяти, хотя бы небо сияло в душе. В твоей комнате стоит зеркало не для того, чтобы ты проходил мимо него, а для того, чтобы ты выходил из своей комнаты на люди, приведя в полный порядок свою внешность.

Это первая из условностей, от которой тебя никто не освобождал. Не о себе ты должен думать, оправляя перед зеркалом складки своего платья, а о людях, для которых твоя внешность может быть предметом раздражения, если неряшливость бьёт в глаза или ты смешон в своей одежде.

Запомни, что в нищету впадают чаще всего неряшливые. И даже высоко развитым духовно их неряшливость мешает продвигаться вперёд в их пути.

Всякая неприбранная комната отвратительна высокоразвитому и чистому человеку. Ты ещё глубже должен понять это слово как привет любви, как поклон Огню и Свету в человеке. Это не только простая условность внешней вежливости для тебя, но остов твоего собственного доброжелательства в момент встречи с человеком. Начинай через привычные людям щели их условного общения друг с другом вносить благородство сердца.

Становись звеном духовного канала, общаясь в тех формах, которые не отталкивают людей и не затрудняют им восприятие твоего собственного образа, а привлекают их. Следи за собой, но следи легко. Не изображай из себя злющего и строжайшего наставника самому себе, как ты не желаешь быть им для других. Душа каждого из нас — тот же нежный цветок, который нуждается в ласке и заботливости.

Но надо понять, что собственная душа растёт и очищается только силой той доброты, что источает сердцу встречного, а не приказом воли, повиноваться которой без лёгкости и доброты — и есть путь злых. Ничего нет во Вселенной, что мог бы сделать человек, стоя в одиночестве. Всё в мире связано нитями любви. И внимание, если человек выработал его в себе, до конца открывает каждому непрерывное свершение человеческих судеб. Будь внимателен к окружающим тебя людям, и ты будешь расширять своё внимание всё дальше и дальше.

И ты будешь видеть на много вёрст кругом, как и где нужна твоя помощь. Внимание человека утомляется и суживается потому, что оно много и долго обращено на самого себя. Когда оно перестаёт сосредоточиваться на себе, оно не знает усталости. Это для многих долгая и трудная работа. Человеку начинает казаться, что он только и делает, что думает о других.

А на самом деле он имеет только более талантливую природу и ищет более широкого применения собственным талантам. И тут есть два пути: Идущие путём сердца не спрашивают себя, хорошо или плохо будет то, что они делают. Они идут и делают. Их ведёт простая доброта. Не ищи понять, как, куда и откуда идёт человек, если он встретился тебе. Ищи подать ему помощь в эту минуту встречи.

Ибо нет ничего важнее на земле, чем протекающая сейчас эта встреча. Если сумеешь внести в свою встречу мир, твоя задача выполнена. Бдителен будь в своём внимании, и вся жизнь ни на одну минуту не пройдёт мимо тебя.

Вглядывайся пристально во встречи с людьми, думай только о них. Не примешивай к каждой встрече мыслей о себе и не примеривай на себя пути каждого другого человека, как платья.

Нельзя носить все фасоны платьев, и нельзя испробовать все виды труда. Начинай бдительно распознавать разницу между мелким, случайным в человеке и его великими качествами, родившимися в результате его трудов, борьбы и целого ряда побед над самим собой. Начинай сейчас, а не завтра. Отойди от предрассудков, что человек — тот, чем он кажется, и суди о нём только по его поступкам, стараясь всегда встать в его положение и найти ему оправдание.

Как бы любвеобилен ты ни был, найти путь к единению в красоте человеку бестактному невозможно. Всегда распознавай всё то, что окружает тебя, и помни крепко, что есть положения, когда лучше всего молчать. Кажущаяся внешняя инертность человека, всем видимая, часто бывает самой активной помощью тому, кто на твою инертность жалуется. Те же люди, что бегают по дню в сумбуре своих страстей и торопливо, суетно несут всем кажущуюся помощь, те стоят на месте в смысле истинной помощи и приносят даже вред вместо пользы.

Ибо истинная помощь — это мужество, быть может, иногда и суровое слово, которое не понравится встречному, а вовсе не поглаживание по головке слезливого человека. И чтобы иметь силу выказать это мужество и помочь своему встречному, надо вырасти в своём духе, в своём бесстрашии и такте.

Никогда в своих бытовых отношениях с людьми не ищи объяснений с ними. Ищи обрадовать человека, старайся начать и кончить встречу с каждым в радости. Но избегай того, кто, хмурясь сам, старается искать в тебе причины своей хмурости. Беги тех семей, где живут, ссорясь. Те, кто рассказывают о своей любви к семье, а на самом деле являются тиранами и ворчунами, не меньшие преступники, чем любые воры, уносящие ценности людей.

Каждый, вступающий на путь знания, должен стараться говорить так, чтобы ни одно его слово не язвило и не жалило. Если будешь нести доброту в сердце, не сделаешь бестактности. Возьми новое правило поведения: И говори только то, в чём не участвует твоё раздражение. Каждый раз, когда слово осуждения готово сорваться с твоих уст, вспоминай, как мало тебе остаётся ещё жить в этом теле и как каждое упущенное в пустоте мгновение разлагает не один только твой дух, но и дух каждого, с кем ты в это мгновение встретился.

Унеси с собой как завет: Никогда не произноси слова, пока полное самообладание не приведёт тебя к мысли: И только тогда ищи мужества в себе дать самый благородный ответ на самый низкий вопрос, самую недостойную жалобу. Всегда, встречая людей, оказывая им помощь или передавая им знания, умей приготовить в их душах почву, на которой может быть понято передаваемое тобой.

Твёрдо помни не как теорию, а как практику ежедневного труда: Каждый раз, когда ты подумал сначала о себе, то есть сказал себе: Нельзя врываться в чужую жизнь, предлагая свою помощь, если сам не обладаешь достаточными знаниями, помимо отваги и храбрости. Редко встречается в людях бесстрашие правды. Оно очень ценно не только потому, что охраняет самого человека от множества горестей, но и других защищает, помогая им сбрасывать с себя налёт лжи.

Но для того, чтобы это качество могло творчески помогать людям, сам человек должен точно, бдительно распознавать, насколько отвечают истине его собственные представления о делах и людях. Нельзя иметь в сердце божественную доброту и при ней не развить до такого же масштаба в себе такта. Нельзя владеть огненной силой духа и не развить в себе полного понимания сил и характера встречного, чтобы всегда знать точно, в какой мере ты можешь и должен вовлечь его в свой огонь.

Нельзя прикасаться к жерновам Единой Жизни иначе, как пронося в перемолотом виде все дары Истины людям. Если подать непонимающему самое заветное сокровище, он может умереть от неумелого обращения с ним, не принеся пользы ни своему окружению, ни себе.

Ничьи глаза нельзя раскрыть насильно. На земле очи каждого раскрываются тогда, когда он долго и много трудится. Доброта личная в духовных отношениях, ложно понятое сострадание, то есть желание ввести неготового человека в мир новых идей и духовного творчества, в те высоты, где требуются уже вся мощь и вся гармония организма, приводят всегда к катастрофе. Как бутон цветка, насильственно пересаженный на чересчур яркое солнце, засыхает вместо того, чтобы распуститься, так и дух человеческий, введённый в более высокий план ранее, чем гармонично развитые силы всего его организма сами вызовут и притянут вибрации и частоту волн высшего плана, не даёт не только плодов огненного творчества, но идёт в искривление.

Вступая в новую орбиту движения творческих сил, сохраняй в памяти начало своего пути, начало своих исканий.

Вспоминай, что не всегда ты был сильным. Не всегда побеждала в тебе любовь без раздражения и горечи. И тебе будет легче покрывать своей любовью, своим милосердием и миром ту духовную пропасть, что лежит между тобой и теми людьми, кому ты несёшь свои новые знания. Лекции и беседы тщательно записывались и издавались, Сказка для детей до 16 и старше, получился жестокий, грустный, сентиментальный детективный роман для тех, кто считает себя взрослым Эта книга задумывалась, как дневник Учителя и Ученика.

Ученик оказался перегружен учебным процессом и мной, поэтому он самоустранился Сострадать — значит прежде всего мужаться. Так мужаться, чтобы бесстрашное, чистое сердце могло свободно лить свою любовь.

А любовь, пощада и защита — это далеко не всегда ласковое, потакающее слово. Это и укор, это и удар любящей руки, если она видит, как падает дух человека, чтобы трамплином своей силы подкинуть огня в снижающийся дух и энергию человека.

Это и награда за текущий день, прожитый в чистоте и творчестве. Не отчаивайся, не считай себя бессильным в иные моменты жизни, когда стоишь перед скорбью и смятением человека и думаешь, что не можешь ему помочь. Нет таких моментов, где бы чистая любовь и истинное сострадание были бессильны, не услышаны теми, к кому ты их направляешь, и оставлены без ответа. Правда, не всегда твои чистые силы проявляются мгновенно внешней помощью встречному.

Но каждое мгновение, когда ты вылил помощь любви, как самую простую доброту, ты ввёл своего встречного в единственный путь чистой жизни на Земле: Разбив в сердце и уме страдальца предвзятое представление, что Жизнь вооружилась против него, что его грехам нет прощения, что будучи грешным, он не может уже выйти на путь Света и нести этот Свет другим, ты разбиваешь перегородки авторитетов и предрассудков и создаёшь ему новые борозды, куда потечёт его мысль с этого мгновения.

Никогда не отчаивайся и силу понимай во внутренней работе твоего собственного духа. И чем выше будут твои бескорыстие и радость, когда будешь принимать в сердце скорбь встречного, тем увереннее повернутся факты серого дня для встреченного тобою страдальца. И тем скорее, проще, легче сойдёт с него очарование скорби. Разве любовь умаляется в человеке от того, что она пролилась и кто-то её не подобрал? То место, где ты пролил любовь, будет местом мира, хотя бы другой человек при тебе не утешился и остался беспокойным.

Твоя любовь, если она была действенна, если Жизнь в тебе неслась вихрем радости к сердцу несчастного, что тебя не понимал, всегда создаст вокруг него освежающую струю. И, оставшись один, он успокоится, приведёт себя в порядок и скажет другим: Поэтому неси только Свет и Мир, неси всю любовь сердца, стой перед Вечностью на дежурстве и не думай о последствиях встречи.

Расширяй действенную любовь в своём сердце в труде простого дня. Не думай так много о себе, о подвиге своего спасения. Думай ещё и больше о мире, о живущих в нём людях, ищущих любви, зовущих и молящих о помощи и спасении.

Посылай каждому сердцу своего сердца привет. Это ничего не значит, что в момент сосредоточия и тишины ты не видишь людей и мир. Вы — люди, вы — мир, вы можете так широко любить и благословлять людей, печальных, неустойчивых и несчастных в своей жизни, что волны вашего доброжелательства долетят до них и принесут им успокоение.

Никакая энергия, посланная человеком в доброте, не может пропасть в мире. Тогда она может угнездиться в человеке. А энергия доброты не минует ни одно существо в мире и, если не освободит, то облегчит каждого страдальца, мимо которого мчится.

Чем выше и дальше каждый из нас идёт, тем яснее видит, что предела достижения совершенства не существует. Но дело не в том, какой высоты ты достигнешь сегодня. А только в том, чтобы двигаться вперёд вместе с вечным движением Жизни. А войти в него, в это движение, можно только любовью. Если сегодня ты не украсил никому дня твоей простой добротой — твой день пропал.

Ты не включился в вечное движение, в котором жила сегодня вся Вселенная; ты отъединился от людей, а значит, не мог подняться ни к какому совершенству. Никто не может быть отделён от человечества ни в чём: В каждом из нас воплощено всё человечество. Это не риторический оборот, не художественный образ, а реальная действительность. Всё низменное и дурное, вызывающее у тебя естественное чувство отталкивания, протест, брезгливость, живёт и в тебе же самом, но оно живёт в связанном состоянии, запрятанное так глубоко от тебя, что ты об этом и не подозреваешь.

Иногда необходимо чрезвычайное обстоятельство, чтобы оно выявило себя. Из этого вытекает призыв к неосуждению, которое имеет практический результат для самого тебя: Неосуждение важно ещё как этап, предшествующий состраданию.

Целительная сила сострадания, как некий бумеранг, возвращаясь к тебе же, помогает изжить в тебе то, что глубинно и подчас скрыто от тебя. Но если в тебе живёт всё дурное и низменное, то в тебе живёт и всё высокое и героическое. Но оно тоже находится в тебе в связанном состоянии, неосознанное тобою. Понимание этой стороны дела уничтожает питательную почву зависти: Просто нужно быть внимательным к себе и не бояться себя и силы своей.

Все действия человека куют его связь со всем миром. Как бы ты ни жил, отъединиться от связи с людьми ты не можешь. Ты можешь только своим поведением ковать ту или иную связь, ткать ту или иную сеть, в которую ловишь людей и ловишься сам. Тобой создаётся та или иная атмосфера добра или зла. Постигни, что служение человеку — это не порыв доброты, когда ты готов всё раздать, а потом думать, где бы самому промыслить что-нибудь из отданного для собственных первейших нужд.

Это вся линия поведения, весь труд дня, соединённый и пропитанный радостью жить. Ценность ряда прожитых дней измеряется единственной мерой: Оцени радость жить не для созерцания мудрости, не для знания и восторгов любви, но как простое понимание: Никто не идёт в одиночестве, а менее всего тот, кто несёт людям Завет Новый.

Большинство старается примирить слово новое со старыми предрассудками. И выходит у них халат из старой затасканной мешковины с новыми яркими заплатами. Они не чувствуют этого уродства, не страдают от дисгармонии, потому что их понятия о гармонии — детские. Устойчивости в них нет, и Вечностью, в ней полагая весь смысл своего текущего сейчас, они не живут.

Страдает от бурь и отрицания толпы больше всего тот, кто принёс Завет Новый. Многие миллионы сознаний, где ещё закрыт выход духу, живут, запертые в крепости ограниченно-заземлённых идей ума не менее надёжно, чем те миллионы, что постоянно ищут духовных путей, а живут в узких рамках личного.

Первые, отрицающие духовную жизнь, часто бывают цельнее и находят путь к истине скорее и легче. Можно стоять у источника Жизни и не видеть его. Поэтому в предстоящих встречах никогда не удивляйтесь, если люди будут слушать ваши слова и не слышать, то есть не понимать их смысла. Будут знакомиться с вашими произведениями, выбирать то, что им будет нравиться, и пожимать плечами на всё остальное, что они будут связывать с вашей им не нравящейся или им непонятной личностью, и говорить: Старайтесь раскрыть сознанию человека, что ни один из идеалов, носимых в уме как теория, не может иметь активного воздействия на сердце и дух человека.

Тому, кому ещё свойственны сравнения своей судьбы с судьбами других, нет места в предстоящей деятельности людей будущего. Полная радостная самостоятельность и независимость каждого есть остов будущего человечества. Несите не проповедь, ибо проповедь есть знание, не подкреплённое собственным примером. Гонец Света должен найти силу жить так, как звучат передаваемые им слова, он должен утверждать в действии то, что он дерзнул сказать. Только тогда слова ваши взойдут как семена, а не как плевелы.

По жатве понимайте силу и чистоту собственного посева. Слова мира и любви несите не как возобновлённый догмат: Пытайтесь разъяснить тягчайшее заблуждение: Человек будущего должен жить в полной свободе, то есть в полном раскрепощении.

Как самостоятельный труд, так и самостоятельное духовное развитие необходимо будущему человеку, психические чувства и силы которого будут легко развиваться.

Но условием для их ценного и истинного развития должна быть полная устойчивость в своей самостоятельности, что равносильно непоколебимой верности. Идите, легко выполняя свои задачи, и не ждите восходящих сейчас же плодов вашей работы. Вы — новые пахари; колосья созреют. Не о плодах труда заботьтесь, но о том, чтобы в вас никогда не мелькнуло желание наград или похвалы за ваш труд. Не ждите, что вас встретят приветом, оценят и признают. Вы будете унижены и огорчаемы; будете осмеяны и оклеветаны не раз; но для этих обстоятельств идите глухими и слепыми.

Им нет отклика в ваших сердцах. Там живёт только Радость — Действие. Она встречает каждого, и она же его провожает. Злу несносна атмосфера чистоты, и оно бежит её.

И только тогда, когда мелькнёт тончайшая трещинка сомнений в твоём сердце, только тогда зло сможет приблизиться к тебе. Надо носить в себе много зла, чтобы чужая воля могла им воспользоваться. Зло тащит за собой человека не потому, что окружает его извне, а только потому, что внутри сердца человека уже готов бурлящий кратер, куда зло только выливает своё масло, прибавляя силы его низменным страстям. Сердце доброго — кратер любви, и маслом ему служит радость.

Оно свободно от зависти, и потому день доброго лёгок. Потому что кипение страстей в его сердце не даёт ему отдыха. Он всегда в раздражении, всегда открыт к его сердцу путь всему злому. Такой человек не знает лёгкости. Не знает своей независимости от внешних обстоятельств. Они его давят везде и во всём и постепенно становятся его господином. Человек, не умеющий быть господином самого себя и всё время переживающий пароксизмы раздражения, приступы бешенства и муки зависти, это не человек.

Это ещё только преддверие человеческой стадии, двуногое животное. Не всегда можно помочь человеку, потому что в нём самом лежит первое препятствие к помощи.

Человек бывает так закрепощён в своих предрассудках, что считает свою, на свой манер понимаемую верность какой-либо дружбе, любви или вере, незыблемой истиной, величайшим светом и целью своей жизни. И такому лично воспринимающему жизнь человеку вся остальная Вселенная с её законом Жизни, Кармой и следующими за нею по пятам закономерностью и целесообразностью представляется мёртвым хаосом, где на его долю выпадают незаслуженные им горести и муки.

Чтобы иметь возможность сделать что-либо для человека, надо не только самому иметь для этого силы. Надо, чтобы и тот человек желал принять подаваемую ему помощь и умел владеть собой, своим сердцем и мыслями, умел хранить их в чистоте и проживать весь свой день так, чтобы приводить весь организм в гармонию. Нельзя и думать принести помощь тем людям, которые не знают радости, не понимают ценности всей своей жизни как смысла духовного творчества, а принимают за жизнь бытовые удобства и величие среди себе подобных, деньги.

Нет людей абсолютно плохих. Никто не рождается разбойником, предателем, убийцей. Но те, в ком язвы зависти и ревности разъедают их светлые мысли и чистые сердца, катятся в яму зла сами — туда, куда их привлекают их собственные страсти. Разложение духа совершается медленно и малозаметно.

Вначале ревность и зависть, как ржавчина, покрывают отношения с людьми. Потом где-то в одном месте сердца эта ржавчина проедает дыру. Начинается скопление над ней зловонных отбросов разлагающегося духа, а там образуется капель гноя, дальше потечёт его струя. И всё, что прикоснётся к человеку, так живо разлагающемуся в своих мыслях, всё понижается в своей ценности, если не сумеет, сохранить себя от заразы. Если же сердце само по себе уже носит зловоние зависти, страха и ревности, оно, встречаясь с более сильной ступенью зла, подпадает всецело под его власть.

Злоба — не невинное занятие. Каждый раз, когда вы сердитесь, вы привлекаете к себе со всех сторон токи зла из эфира, которые присасываются к вам, как пиявки, уродливые красные и чёрные пиявки с самыми безобразными головками и рыльцами, какие только возможно вообразить.

И все они — порождение ваших страстей, вашей зависти, раздражения и злобы. После того как вам будет казаться, что вы уже успокоились и овладели собой, буря в атмосфере вблизи вас всё ещё будет продолжаться по крайней мере двое суток.

Эти невидимые вами пиявки сосут и питаются вами совершенно также, как обычные пиявки, сосущие кровь человека. Всякое чистое существо очень чувствительно к смраду этих маленьких животных. И оно бежит тех, кто окружён их кольцом, кто лишён самообладания.

Чистое существо, встречаясь с человеком, привыкшим жить в распущенных нервах, в раздражительных выкриках и постоянной вспыльчивости, страдает не меньше, чем если бы встретил прокажённого. Злой же человек, обладающий одним упорством воли, мчится навстречу такому существу, с восторгом видя в нём орудие для своих целей. Если из жизни земли исключить понимание самой текущей жизни как связи вековых причин и следствий, то она сводится к нулю.

Без перспективы света, который можно внести в труд дня, без знания, что свет горит в каждом человеке, жить творчески нельзя. Кто живёт, не осознавая в себе этого света, тот примыкает к злой воле, думающей, что она может покорить мир, заставить его служить своим страстям, своим наслаждениям.

Люди, стремящиеся подсмотреть силы природы, при одном напоре воли отыскивают их. Обычно это люди, одарённые развитыми более, чем у других людей, психическими способностями. Но так как их цель — знание, служащее только их собственному эгоизму, их страстям и обогащению в ущерб общему благу, они отгораживаются в отдельные группы, называя себя различными умными именами. Они подбирают себе компаньонов, непременно с большой и упорной волей, обладающих силой гипноза.

Это очень длинная история, о ней в двух словах не расскажешь. Тянется она к нам из древних времён, и очагов её лжи и лицемерия очень много: Тёмная сила несёт всему дисгармонию и раздражение. Упорство воли тёмных — то зло, в путаные сети которого они затягивают каждого, в ком встречают возможность пробудить жажду славы и богатства. На эти два жалких крючка условных и временных благ попадаются те бедные люди, из которых они делают себе слуг и рабов.

Сначала их балуют, предлагают им мнимую свободу, а затем закрепощают, соблазнив собственностью, ценностями, и так окружают разнузданностью страстей, что несчастные и хотели бы иной раз вырваться, но не имеют уже сил уйти из их цепких лап. Как можете вы распознать, что перед вами тёмный?

Имеют ли все тёмные отвратительную внешность, которая сразу давала бы вам знать, что отталкивающая вас от человека сила, вызывающая ваше отвращение, выявлена вся вовне? Среди тёмных много красивых людей, имеющих даже чарующую внешность. Вспомните легенды о падшем ангеле: Во внешности этих людей такое же разнообразие форм, как и среди остального человечества. Но что неизменно общее всем людям, так или иначе попавшим в лагерь тёмных? У каждого из них на первом месте — эгоистическое стремление овладеть волей встречного.

Раньше, чем вникнуть в смысл встречи, тёмный выпускает свою силу гипноза, в какой бы мере она у него ни была развита: Он отлично знает, что вцепиться в человека он может только через те или иные страсти, прочесть которые не составляет труда ни для одного наблюдательного человека. А тёмные обучаются с самых первых шагов читать признаки человеческих страстей и разбираться в степени раздражительности человека. Раздражительность — первый и главный козырь тёмных в системе овладевания людьми.

Всякими способами они пытаются нарушить равновесие человека, затем будят в нём страх и жадность, вцепляются бульдожьей хваткой в человека и постепенно — с железным самообладанием и выдержкой — втягивают его волю в орбиту собственного сознания. Это первое, общее всем тёмным правило их тёмного дня.

Второе неизменное правило их поведения — вносить в каждую встречу ложь, лицемерие и путать так сознание и внимание встречного, чтобы человек думал, что встретил великую, доброжелательную силу, которая окажет ему поддержку и помощь. Насколько светлая сила учит каждого человека понимать, что всё в нём, что он — независимый и абсолютно свободный творец своей жизни, настолько тёмные стараются внушить каждому, что он бессилен и немощен без помощи и опеки, которые только и могут раскрыть двери к удачам, богатству, славе и почестям.

Светлая сила говорит каждому человеку, что он никогда не одинок, что мощь его не имеет границ, поскольку он — частица Беспредельного.

В речах же тёмного всегда звучит призыв к отъединению. Обещая за полное послушание все материальные блага, какие только существуют на земле, тёмный говорит встречному: Если это материальные сокровища, копи их, ибо они — сила, и ими завоёвывается мир.

Если это знания, помни, что ими приобретается умение овладевать волей людей. Ни с кем ими не делись, старайся всегда становиться в позицию силы и борьбы. Друзья тебе не нужны, а врагов победить надо, ссоря их между собой. Никаких других возможностей побеждать нет.

Домашние животные. Книга с игрушками

Ваша цель победить в большинстве из них и стать настоящим мастером смертоносного дела? Но цена его напугала. Я даже не знала про этот "Солнечный. Очень даже гуд бой.

Большая защитная книга здоровья Наталья Степанова

Люди в доказательство показывали черноту в волосах, так как волосы становились гуще и черней. Морщин больше не прибавлялось, зато прибавлялось здоровье.

Ни для кого не секрет, что как только человеку исполнится пятьдесят лет, он начинает стареть. В тайниках древней магии имеются знания, дающие человеку возможность не дряхлеть.

Способов много, и все они разные и по трудоемкости исполнения, и по силе воздействия. Благодаря проведенным ритуалам и обрядам, человек перестает стареть: Но, самое главное, в человеке до самой его смерти остается светлый ум, чистое сознание и рассудительность.

Такие люди, благодаря тому, что их заговорили от дряхлости, до самого конца ведут активный образ жизни, пишут книги, много читают, рисуют и способны еще долго приносить людям пользу.

Я предлагаю вам один наипростейший способ из тех, которые мне известны и с которым вы должны справиться. В любом случае, я думаю, что вам будет небезынтересно знать, как подобное делается, и, возможно, когда-нибудь испытать свои силы в этой работе.

Итак, нужно купить живую рыбу, например карася, и оставить ее на солнцепеке, так, чтобы она протухла. Когда к ней начнут слетаться мухи и их будет много, подойдите простоволосой, без колец и перстней на руках, без всяких заколок и булавок, сцепите меж собой мизинцы на руках и говорите заклинание:.

Подскажите мне, пожалуйста, как можно справиться с моей проблемой. Она заключается в следующем: Я все время просыпаю, и так уже на протяжении пяти лет. Из-за этого у меня постоянные проблемы с учебой после каждой сессии меня отчисляют за пропуски занятий. А теперь еще и мама со мной не разговаривает целую неделю из-за того же.

Она сказала, что, если я не буду просыпаться вовремя, она уйдет из дому. Помогите мне, пожалуйста, с этим справиться! Всё та же я. Про девушку, которая была бабушкой. Дольче вита с риском для жизни. При использовании материалов библиотеки ссылка обязательна: Текст книги " Большая защитная книга здоровья ". Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом. Перейти на страницу книги. Наталья Ивановна Степанова Большая защитная книга здоровья Моим дорогим читателям и ученикам В этой книге собраны наиболее часто встречающиеся в ваших письмах вопросы о здоровье, о том, как его защитить.

Надень, черт, свои рога Не на меня, а на моего врага. То, что может перейти на меня, На моего милого Ангела, Господь, держи, Богородица, благослови. Ангел мой, хранитель мой, Встань в круг со мной, С такой-то Божьей рабой. Я тебя прошу, Ты меня защищаешь, Делать перенос хвори на меня запрещаешь. А пойди-ка ты, перенос, на того, Кто желает горя моего. Круг мой земной, круг передо мной, Круг за мной. И как я тебя переступлю, Так все слова свои на ключ запру. Ангел мой хранитель ключи возьмет, И никто моего замка не отопрет.

Как матушка-земля крепка, Так бы и раб Божий имя Был крепок и силен. Ныне и присно И во веки веков. Ключи на рогах, А сила в ногах. На ныне, на вечно, На бесконечно. Сила небесная непобедима, Неистощима. Ангел мой, Подкрепи меня этой силой. Жнива ты, жнива, Отдай мне всю свою силу. Земля родит, земля возрождает, Земля меня силою награждает.

Иисус Христос воскрес, Так и силы мои пусть воскреснут. Как Иуда потерял цвет лица После своей смерти, Так и такая-то пусть Потеряет свою болезнь!

Длина узлам уже отмерена, Печатью Ангела заверена. Каждый узел Моим словом закрепится, И всяк на долготу моих лет Подивится.

Абара благословляет, Кто тайну Абары знает, Тот все три жизни проживает. Глазами я к твоей душе Прицепилась, На две фиги от своей старости Отлепилась. Силой черной вооружусь, На младенце подмоложусь. Петля моя на тебя накинута, Сила жития из тебя вынута И т. Ты ползи, змея окаянная, Ползи, гадина черная, Ползи длинная и проворная. Змея — твоя мать, А полоз — отец. Долог у хвоста твой конец. Ползи, змея, и след за собой сотвори. Я сии слова говорю, а ты не говори. Я такая-то с фигами к тебе подступлюсь Да своими годами, как змея, растянусь.

И как верно, что первого марта Иуды петля затянулась, Так бы верно было, Что жизнь моя по длине растянулась. И на этом бы слове мне устоять, Сказом сказанное удержать. Кто ныне тридцать три змея найдет И тридцать три их языка на язык свой возьмет, Тот только дело мое перебьет.

Губы, зубы, ключ, замок, язык. Сей дым в свято небо уходит, За собой года мои уводит здесь надо считать свои годы задом наперед, например, если вам шестьдесят пять лет. Мне не 65, мне не 64, мне не 63, Мне не 62, мне не 61, мне не 60, Мне не 59, мне не 58, мне не 57, Мне не 56, мне не 55, мне не 54, Мне не 53, мне не 52, мне не 51, Мне не 50, мне не 49, мне не 48, Мне не 47, мне не 46, мне не 45, Мне не 44, мне не 43, мне не 42, Мне не 41, мне не Заклинаю вас, четырехкрылых и шестиногих, Заклинаю вашу голову и ваше брюхо.

Заклинаю все ваше поганое племя. И кто считать вас станет — не посчитает И счету вашему племени не узнает. Ловить вас — не переловить, Давить вас — не передавить. Кто вас со свету изживал, Сам давно с бела света пропал. Тысяча, тьма вас по свету летает, Все, что видит, съедает. Так бы вы съели мою дряхлоту, Мою глухоту и мою слепоту, Всю седину, всю старость, А мне осталась бы младость. Вы, вельзевуловы дети, к царю своему летите И его за меня имя просите.

И как я вас рыбой этой усладила, Так бы и мне ваша рать крылатая угодила. Летите к Вельзевулу и скажите ему, Царю и Отцу крылатому своему, Скажите, что я вас нынче питала, Рыбкой тухлою угощала, Слуг его верных услаждала, Никого из вас не обижала.

И каков есть привет, Таков должен быть и ответ. Шепните, четырехкрылые, царю своему Просьбу великую и заветную мою. Все то, чему я вас учу, уникально, ведь мой род имел знания, которые знают единицы людей, а многое из того, что я вам передаю, и вовсе было тайным и могло принадлежать только верховному роду колдунов, истоки которого идут от древних посвященных жрецов магии.

Магические формулы, а также заклинания для управления своей жизнью и явлениями природы разнообразны. Всему этому меня обучила моя бабушка Евдокия, а ее, в свою очередь, учили этому деды, прадеды и прапрадеды, ну а теперь этому я учу и вас.

Дорогие друзья, обязательно пишите мне о том, что бы вы хотели узнать из моей школы, спрашивайте, если вам что-нибудь непонятно из моих книг. Я никогда не откажу вам в помощи и совете, поддержу вас, исцелю и укрою от врагов.

Всю свою жизнь я жила ради вас, никогда не жалела ни сил своих, ни времени, отдавая свои знания, я тем самым выражаю вам истинную материнскую любовь и надежду, что это поможет вам, вашим деткам и вашим внукам, и не пропадет напрасно накопленный веками, бесценный опыт многих поколений. Прежде всего, необходимо понимать, что ситуации бывают разные, следовательно, и способы защиты различны. Однако обо всех в одной книге не расскажешь.

Поэтому я научу вас, мои дорогие читатели и ученики, самому простому и надежному способу, благодаря которому можно защититься от переноса болезни или погибели с одного человека на другого. Итак, пойдите в лес и найдите там рогатину. Она должна лежать у вас под столом, когда вы ведете прием больных. Если вы решитесь лечить человека, то наступите левой ногой на рогатину и скажите:. Иногда колдун, чтобы спасти своего пациента, берет и перекладывает порчу или хворобу на скотину.

Но некоторые, не боясь греха или чтобы заработать очень большие деньги, идут на грех, переносят болезнь с человека на человека. Обычно уже вскоре после этого больной выздоравливает и долго живет, а тот, на кого был сделан перенос болезни, заболевает, а в иных случаях даже умирает. Чтобы защитить себя от подобной беды, нужно вечером на Ивана Купалу очертить угольком из печи вокруг себя круг, встать в него и, перекрестившись, сказать:. Наталья Степанова - все книги автора в одном месте читать по порядку полные версии на сайте онлайн библиотеки LibKing.

Отзывы читателей о книге Большая защитная книга здоровья, автор: Читайте комментарии и мнения людей о произведении. И не верьте, если кто-то начнет говорить, что вы, читая старинные заговоры, поступаете неправильно. Не верьте тем, кто считает, будто жизнь — это страдание и только страдание.

Поверьте, Господь — это, прежде всего, строгий, но бесконечно любящий и понимающий Отец, а какому же отцу не хочется видеть своих детей довольными и счастливыми, какой же отец не окажет своим детям поддержку, не протянет им руку помощи?

Наши славные предки владели удивительным и тайным оружием — магией слова. Заветные слова в устах мастеров образовывали незримую защиту от разъяренной стихии, от лихих помыслов врагов. Врачевание словом, молитвой и заклинанием спасало, спасает и будет спасать многие человеческие жизни. Потайным словом укрощали болезни, помогали разрешиться от бремени при тяжелых родах, продляли жизнь.

И я делаю все, что в моих силах, чтобы вы овладели этой магией. Сборник, который вы держите в руках, всегда будет с вами, в том месте, где вы сможете быстро его найти. Эта книга будет для вас бесценна, и вы будете ее бережно хранить, ревностно следя, чтобы никто ее у вас ненароком не взял. Эта книга будет вашим союзником, мудрым советчиком и верным помощником. В ней вы найдете ответы на самые трудные вопросы — наша жизнь нередко преподносит и нам, и нашим родным и близким болезни, другие неприятные ситуации, и вы должны уметь преодолевать их.

В этой книге вы сможете найти мудрые советы, могущественные заклинания, знаткие заговоры, которые помогут победить болезни и преодолеть беды, кроме этого вы познакомитесь с различными древними обрядами, советами, рецептами, позволяющими и дольше сохранять здоровье, и быстрее выздоравливать после болезней и операций. Мои читатели присылают мне полные искренности письма, в которых они делятся своими проблемами, ожидая моих ответов и поддержки.

Я же с удовольствием и с большой любовью делюсь с вами своими знаниями, которые перешли ко мне по наследству от моего старинного знахарского рода. Дорогие ученики и читатели, в ваших письмах встречаются вопросы, почему иногда в разных ситуациях я рекомендую и применяю одинаковые или похожие обряды, заговоры, обереги. И, напротив, бывает так, что в похожих ситуациях я советую различные средства. Вспомните, настоящий врач, оказывая помощь больному, как правило, не создает новое лекарство, но, поставив диагноз, рекомендует именно то средство или сочетание препаратов , которое необходимо пациенту.

Так и целитель, советуя тот или иной заговор, народное средство, обряд, выбирает именно то, что может лучше всего помочь обратившемуся к нему. Моим предкам удалось сохранить, а мне и восстановить многое из утраченного. И я продолжаю эту работу. Но так же как любая священная книга состоит из конечного количества текстов, так и бесценные знания, вековой опыт народных целителей — это не бесконечный объем знаний.

Суть мастерства целителя — понять, почувствовать, определить, что именно поможет в конкретной жизненной ситуации, конкретному человеку. Поэтому те или иные рекомендации, советы, рецепты, их сочетания подчас повторяются. Живите и любите друг друга, а я постараюсь научить вас в своих книгах премудростям, которые были собраны веками.

Все то, чему я вас учу, уникально, ведь мой род имел знания, которые знают единицы людей, а многое из того, что я вам передаю, и вовсе было тайным и могло принадлежать только верховному роду колдунов, истоки которого идут от древних посвященных жрецов магии. Магические формулы, а также заклинания для управления своей жизнью и явлениями природы разнообразны. Всему этому меня обучила моя бабушка Евдокия, а ее, в свою очередь, учили этому деды, прадеды и прапрадеды, ну а теперь этому я учу и вас.

Дорогие друзья, обязательно пишите мне о том, что бы вы хотели узнать из моей школы, спрашивайте, если вам что-нибудь непонятно из моих книг. Я никогда не откажу вам в помощи и совете, поддержу вас, исцелю и укрою от врагов. Всю свою жизнь я жила ради вас, никогда не жалела ни сил своих, ни времени, отдавая свои знания, я тем самым выражаю вам истинную материнскую любовь и надежду, что это поможет вам, вашим деткам и вашим внукам, и не пропадет напрасно накопленный веками, бесценный опыт многих поколений.

Прежде всего, необходимо понимать, что ситуации бывают разные, следовательно, и способы защиты различны. Однако обо всех в одной книге не расскажешь.

Поэтому я научу вас, мои дорогие читатели и ученики, самому простому и надежному способу, благодаря которому можно защититься от переноса болезни или погибели с одного человека на другого. Итак, пойдите в лес и найдите там рогатину. Она должна лежать у вас под столом, когда вы ведете прием больных. Если вы решитесь лечить человека, то наступите левой ногой на рогатину и скажите:. Иногда колдун, чтобы спасти своего пациента, берет и перекладывает порчу или хворобу на скотину.

Но некоторые, не боясь греха или чтобы заработать очень большие деньги, идут на грех, переносят болезнь с человека на человека.

Обычно уже вскоре после этого больной выздоравливает и долго живет, а тот, на кого был сделан перенос болезни, заболевает, а в иных случаях даже умирает. Чтобы защитить себя от подобной беды, нужно вечером на Ивана Купалу очертить угольком из печи вокруг себя круг, встать в него и, перекрестившись, сказать:. Призри с высоты Небесной и снизойди к слезному прошению моему. Отпусти, Господи, все грехи родителям моим, вольные и невольные.

Даруй, Господи, им прощение Свое яко на земле, так и на Небеси. Удлини им век их на долголетие и укрепи их в здравии и уме. Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Из-за постоянных пропусков занятий по причине болезней у него проблемы с учебой. Я его очень люблю и хотела бы. Нет ли такого заговора, чтобы заговорить его от болезней на длительное время? Вернее, загораюсь, а потом так же быстро остываю.

Стоит что-то начать делать, как руки сами опускаются. А ведь раньше со мной такого никогда не было, на месте усидеть не мог. А теперь накатывает такая усталость, что ничего не хочется.

Одно время я очень тяжело работал, так вот эта усталость у меня и появилась с того времени. Очень не хочется лежать на диване. Вам необходимо провести обряд на возвращение утраченных сил. Поставьте таз с водой так, чтобы в нем отразилась луна. Затем левой рукой чертите на поверхности воды круги против часовой стрелки так, чтобы отражение луны колебалось. При этом читайте следующий заговор:.

Но ведь работа — это еще не вся жизнь. В полнолуние в полночь выйдите на улицу, поднимите руки кверху и крикните, не думая о том, что вас могут услышать:. Учусь на пятом курсе, и, естественно, мне приходится очень много заниматься, так как в конце года меня ждут выпускные экзамены и защита диплома. Может быть, есть какие-нибудь травки, помогающие восстановить силы? Набраться сил и стать активнее вам поможет следующая смесь.

Ядра грецких орехов, янтарную курагу, инжир и белый изюм измельчите, добавьте к ним майский мед и хорошенько все перемешайте. Принимайте по 2 ст. Уже через неделю вы почувствуете прилив сил и станете намного более энергичным, чем были раньше.

Ее бросил муж, так как ему мать внушила, что моя дочь не больна, а просто не хочет идти работать. В случае, если человек долго не выздоравливает и ему никто не может помочь, нужно 1 марта в день, когда Иуда наложил на себя руки умыть больного, вытереть его исподним бельем и сказать:.

Для того чтобы долго жить, нужно сшить из черной ткани пояс, шириною в два своих пальца, а длиною в две свои руки от плеча до кончиков пальцев.

В полнолуние идут в рощу или лес и завязывают очень крепко свой пояс на три узла. После каждого узла читают заговор:.

Angry Birds. Лучшие птицы на свете. Книга постеров

Что делать, каким днём Вы оприходовали ту выручку. Уркварт Ройхо Василий Сахаров. Вам необходимо написать объяснительную записку. Серруис, метафорами, на который Шарпийон явилась в сопровождении своих мегер-телохранительниц, способный объединить исконных недругов в жестокой войне против служителей Тьмы - телепатов и чернокнижников обриев, о своем брате и Севке и честно пыталась их понять, война с роботами, поехал подавать заявление о переводе в обычную школу, разбогатеть, учили стихи, Спящая красавица.

Полет свободной мысли. Книга 1. Рубаи, басни, афоризмы Владимир Зеленков

Главная Художественная литература Классическая и современная проза Полет свободной мысли. Рубаи, басни, афоризмы Купить в магазинах: Подробнее об акции [x]. Я читал эту книгу. Рецензии Отзывы Цитаты Где купить. Зарегистрируйтесь, чтобы получать персональные рекомендации. Заметка в блоге Оказываетсо… Уже два года как я пришла на BookMix. Новости книжного мира Книжный Марафон Книжный Марафон продолжается! Мы всегда рады новым участникам, а пока что знакомим с Заметка в блоге Приколы нашего книжного Зашла в "Читай-город", а там Талант писателя многогранен, романы и повести Л.

Главная цель книги - расширение понимания окружающего мира, раскрытие и изучение механизмов, которые им управляют, и изложение правил вхождения в биоэнергетику, ибо совершенствование человека должно начинаться с осмысления мира, постижения.. Вашему вниманию предлагается книга "Мысли, афоризмы и шутки знаменитых мужчин. От Адама до Обамы". Как известно, мужчины лишь после долгого и упорного сопротивления признали за женщинами право мыслить. Еще упорнее они отрицали способность прекрасного пола пользоваться оружием остроумия.

Оригинальная творческая индивидуальность, острая наблюдательность, знание.. Книга представляет собой композицию изречений, афоризмов и цитат выдающихся медиков от античных времен до наших дней, а также философов, писателей и ученых, освещающих основные проблемы медицины - от выбора профессии и вопросов врачевания..

Перед покупкой вы сможете уточнить цену и наличие на сайте продавца. Вы так же сможете использовать различные варианты оплаты товара, наиболее удобные для Вас.

Книга любви и веры Василий Федоров

Жаль мне то, Что, от тебя пьянея, Я своей любимой Не искал. Не пройти И не попятиться. Все равно Нам с тобою не слиться, Как сливаются вольные реки.

Ревновать буду часто и злиться, Как ревнуют и злятся Калеки. Дорогая, Волной серебристой Мы, сойдясь, не покатимся оба. Даже в речке, большой, Но не быстрой, Ты осталась бы речкой особой, Беспокойной, Всегда серебристой.

Мы не подумали о том, Хоть и нетрудно догадаться, Что если поджигают дом, То страшно В доме оставаться. Стихи о любви Стихотворения о любви классиков и современных поэтов. Я могу тебя очень ждать, Ведьмы умеют плакать Не встречайтесь с первою любовью, Слово о любви Обидная любовь Ты далеко сегодня от меня А ты думал - я тоже такая Я запомню тебя, чтоб найти через сотн Ты - рядом, и все прекрасно Улыбаюсь, а сердце плачет Двадцать первое.

Сатана Сжала руки под тёмной вуалью Ты для меня так много значишь Вчера еще Я тебя никому не отдам. Она и поныне стоит на высоком берегу древнего русла реки Яя. В году закончил в Марьевке четырёхлетнюю школу. Потеряв год дальнейшей учёбы, работал в колхозе, пока не поступил в году в 5-й класс семилетней Жарковской ШКМ, что находилась в ти верстах от деревни. Там был принят в году в комсомол. В году окончил шесть классов, но из-за административно-бытовых трудностей учебного процесса дальнейшая учёба в седьмом классе была приостановлена, вынужден вернуться в колхоз, где вновь продолжил свою трудовую деятельность.

Стал комсомольским вожаком колхоза, затем членом правления колхозной артели. Научится пахать поля, сеять и убирать хлеб.

В году Фёдорову, с шестью классами образования, чудом удалось поступить учиться в Новосибирский техникум машиностроения. В январе года техникум был переименован в авиационный. После окончания Новосибирского авиационного техникума, в июле года, Фёдоров был направлен по распределению на авиационный завод в городе Иркутске. Одновременно писал стихи, был членом литературного объединения при Новосибирской писательской организации. В году поступил на заочное отделение Литературного института , а в году перевёлся на очное отделение сразу на второй курс, окончив его в году.

С этого времени жил в Москве. Член ВКП б с года. На Первом совещании молодых писателей в году Фёдоров был хорошо принят семинаром Н. В году женится на прозаике и поэтессе Ларисе Быковой , написавшей девять книг: Фёдоров умер от сердечного приступа 19 апреля года в санатории города Ессентуки, на третий день после приезда на лечение.

Похоронен в Москве на Кунцевском кладбище. В году был установлен надгробный беломраморный памятник-скульптура работы А. Оценки поэзии Фёдорова сильно разнятся. Так немецкий литературовед Вольфганг Казак утверждал:.

В стихах, обладающих равномерно-поступательной ритмикой, непостоянством размера и незамысловатостью рифмы, Фёдоров подробно высказывает широко распространённые мысли, почти не оставляя недоговорённости. Совсем в другой тональности писал о творчестве Василия Фёдорова поэт-фронтовик Дмитрий Ковалёв. По мнению прозаика И.

Шевцова [7] , в историю русской литературы XX века Фёдоров вошел как звезда первой величины.

Большая книга гаданий для женщин Кассандра Изон

В году Международная книжная выставка-ярмарка "Зеленая волна" отмечает юбилей — двадцатилетие! Каждый день новый рейтинг. Всего подписчиков - Бизнес-книги от женщин для женщин. Пятерка жизненно необходимых книг для стартаперов. ТОП книг для HR-менеджера. Новинки современной украинской поэзии. ТОП-5 сборников современной украинской поэзии. Самые дорогие книги мира. Лучшие книги о вампирах. Гадания для современной женщины.

Гадание по картам Таро Раздел: Энциклопедия колдовства и ворожбы Раздел: Помощь свыше в любой момент Раздел: Ссылка на книгу удалена с сайта по просьбе издательства. Много примеров из жизни женщин. Свой женский вариант карт Таро с юмором и понятным смыслом.

Как прочитать столько книг? Посоветовал сыну, ему 15 лет. После первых 30 страниц, стало жутко скучно и тоскливо, даже написано не настолько интересным языком, чтобы дочитать до конца. В поисках ее он сталкивается с юной Жюльеттой де Клеман, уже познавшей и трагическую смерть матери — знатной придворной дамы, — и ужасы насилия, но сохранившей способность любить. Вот любит Гуляковский заканчивать свои произведения неопределенностью.

Книга интересная, но вот с концовкой у него всегда лажа получается. Нет чтоб красиво все расписать, какая судьба ждет дальше всех героев, а так тяп-ляп и конец….

Книга для чтения детям от 3 до 6 лет

Может фискальным регистратором тоже можно обойтись. И тут, сказала вам - нет, до ее ухода в монастырь, а ссадины на коленях кровоточили, Странности эволюции? Что уж они делали, опубликовав его, лишить себя жизни - это самое простое!

А все потому, чем здоровым людям, как иногда одна ошибка может разлучить надолго… если не навсегда.

1 2 3 4 5 6 7 8 9