Проишождение войны за Испанское наследство Я.Г. Гуревич

У нас вы можете скачать книгу Проишождение войны за Испанское наследство Я.Г. Гуревич в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Французы решили, найдя противника, налиться в Малаге водой и присоединить находившиеся там галеры. Эта задержка спасла Рука. Он поспел послать в Гибралтар за свезенными там на берег морскими солдатами, которые прибыли к нему 20 августа, и дал знать кораблям, оставшимся в Тетуане, которые присоединились к нему в этот же день.

А между тем, у Рука не было боевых припасов, и он уже решил прорываться в Гибралтар, пожертвовав своими повреждёнными кораблями, которым было приказано сжечь себя, если не удастся уйти от французов. После этого Людовик XIV окончательно потерял веру в возможность чего-нибудь достигнуть с помощью линейных флотов, и опять все корабли и средства портов были обращены на преследование морской торговли союзников. В Аликанте граф Тулузский получил приказание Филиппа V непременно поддержать осаждающую армию с моря, вследствие чего он отделил адмирала Пуантиса с 13 кораблями, который должен был конвоировать в Гибралтар транспорт с человек войск, запасами и осадным парком.

Но все это было готово только к октябрю. Так как эскадра Рука настоятельно нуждалась в исправлении и оставаться у Гибралтара не могла, с неё было свезено сколько возможно людей около , боевых припасов и провианта, и 5 сентября она ушла, оставив на зиму в Лиссабоне отряд из 10 кораблей под командованием вице-адмирала Лика, который, из-за дурного состояния португальских верфей, был готов к выходу тоже только в конце октября.

В это время Пуантис пришёл в Гибралтар, высадил войска, выгрузил припасы и, оставив здесь только фрегаты, ушёл в Кадис за провиантом. Лик мог выйти только 5 ноября и прибыл 9 ноября вечером в Гибралтар, который был в большой опасности. Как раз на 10 ноября был назначен штурм, причём предполагалось высадить отряд войск с моря в тылу, под прикрытием французских фрегатов.

Появление Лика спасло Гибралтар. Положение Лика было опасно в виду незащищённости Гибралтарской бухты от зимних штормов и вследствие того, что в тылу у него был более сильный отряд Пуантиса. Между тем, в Лиссабон прибыли транспорты с новыми подкреплениями для Гибралтара.

Лик решил идти к Кадису, заблокировать там Пуантиса, и тем самым дать возможность транспортам пройти. Его задержали штормы, а в это время Пуантис вышел, чтобы завладеть транспортами, для чего он расположился на их пути, подняв английские и голландские флаги; но он слишком рано начал маневрировать для их окружения; из 20 транспортов ему удалось взять только два, и Гибралтар вновь был снабжен. Пуантис вернулся в Кадис, а Лик прошёл в Лиссабон.

В году ситуация на фронтах практически не менялась: Британский флот появился у берегов Каталонии и 14 сентября года атаковал Барселону; 9 октября граф Питерборо овладел городом, большинство каталонцев из ненависти к Мадриду перешли на его сторону и признали Карла Габсбурга королём.

Часть Арагонии, почти вся Валенсия, Мурсия и Балеарские острова открыто приняли сторону претендента; на западе союзники осадили Бадахос. Соединенные силы графа Штаремберга и герцога Виктора-Амадея не достигали и 17 тысяч человек; но в начале года в Италию был послан с 28 тысячами Евгений Савойский, который по соединении с войсками Виктора-Амадея должен был перейти в наступление против Вандома. Однако, отряд имперцев был отброшен за Минчио, а 10 мая пала Мирандола.

Вместе с тем, чтобы не быть остановленным на Минчио, Евгений перевез войска на судах по озеру Гарда до Сало и Говардо, откуда выступил в ночь на 23 июня к верхнему Олио, желая войти в связь с сардинцами, и 2 июля занял Понтолио и Палацоло. Овладев затем Сонсино и получив необходимые подкрепления, Евгений двинулся к Романенго 15 июля. Между тем, Вандом, узнав о движении Евгения, притянул к себе войска Лапара и своего брата и, направившись через Лоди, расположился лагерем напротив Евгения.

Последний тем временем решил произвести скрытный марш к верхней Адде и перейти реку ранее, чем французы успеют начать преследование. По недостатку материалов мост был окончен лишь утром 15 августа, чем и воспользовался Вандом. Разгадав план неприятеля, он, оставив и тысячный отряд под командованием брата у Кассано, с 9 тысячами переправился на правый берег Адды и, следуя вверх по реке, достиг Парадизо в то время, как принц Евгений успел переправить через Адду лишь незначительную часть своих войск.

Это заставило австрийцев отказаться от переправы. Тогда Евгений, желая воспользоваться разделением французской армии, обратился против Кассано, где 15 августа произошло сражение. После упорного боя он был отбит войсками Вандома с большим уроном и отброшен к Тревилио. Здесь австрийцы разбили укрепленный лагерь, а французы расположились у Ривальто и в течение 2 месяцев не предпринимали решительных действий, ограничиваясь наблюдением за противником. Численное соотношение сторон было следующее: В ночь на 10 октября принц Евгений выступил из Тревилио на Москацано, имея целью переправиться через Серио и затем, прикрывшись нижней Аддой, искать соединения с сардинцами.

Получив известие о движении австрийцев, французский главнокомандующий приказал войскам, находившимся на нижней Адде, перейти на левый берег Серио, а сам переправившись через Адду у Лоди, с главными силами двинулся через Пичигитоне к Кастильоне, где успел предупредить Евгения, заняв высоты между Кастильоне и Лонаго и отбросив его передовые отряды к Кьезе.

После этого войска разошлись на зимние квартиры: В Пьемонте граф Штаремберг 21 октября овладел городом Асти, и попытка обратного взятия города де-Лафельядом 6 ноября кончилась неудачей. Действия французов в Ницце были счастливее: Таким образом, Вандом быстротою и решительностью своих действий сделал тщетными все попытки Евгения пройти в Пьемонт и достигнуть цели, поставленной ему в этом походе.

Действия Вандома стоят несравненно выше таковых же Евгения. В Нидерландах и на Рейне к началу года французы выставили 3 армии: Много войск находилось в гарнизонах на всем пространстве от Остенде до Рейна. Союзники были расположены на зимних квартирах: Мальборо переправился у Визе через Маас и направился к Мозелю, оставив близ Маастрихта против Виллеруа и тысячный отряд Оверкерка. Курфюрст Максимилиан усилил войска Виллеруа до 43 тысяч, и последний мог бы оказать серьёзное противодействие сосредоточению неприятельских армий, но он предпочёл осаду Гюи, а затем Лимбурга, которые и взял.

Виллар, находившийся между Люксембургом и Саарлуи, имел не более 55 тысяч, тем не менее, английский главнокомандующий не решился его атаковать и в ночь с 16 на 17 июня отошёл к Триру. Он ожидал присоединения войск маркграфа 19 тысяч из Ландау, но последние двигались так медленно, что подошли к Саарбрюкену только 20 июля, когда Мальборо уже снялся с лагеря и через Дальгем пошёл к Маасу 27 июля.

Виллеруа от Лимбурга отошёл к Тонгру, а Оверкерк из Маастрихта выступил к Гюи и 12 июля принудил его сдаться, после чего присоединился к главным силам. Между тем, Мальборо 18 июля у Вангена, благодаря искусно веденным демонстрациям, разбил и тысячный французский отряд и вынудил всю неприятельскую армию удалиться за реку Диль.

Затем Мальборо двинулся к Лувену 19 июля , где за рекой Диль сосредоточивалась армия Виллеруа, и, после неудачной попытки атаковать её, отошёл к Боссю, где оставался в течение 2 недель. Не отказываясь от плана атаковать французов, Мальборо 15 августа через Корбе двинулся к Брэн-Лалледу, в то время как французы подошли к Суанскому лесу, заняв ту самую позицию, которая спустя лет была обороняема английской армией Веллингтона при Ватерлоо и которую не решился атаковать Мальборо.

Французы отошли к Бушоту и к реке Демеру. Решительных действий более не было и этими манёврами закончились боевые операции во Фландрии и на Маасе. На Рейне маркграф Баденский, усиленный подкреплениями, во главе 20 тысяч человек, через Цвейбрюкен двигался к Сааре, но Виллар, зорко следивший за движениями имперцев, перешёл эту реку, овладел Саарбрюкеном и отсюда направился к Триру, откуда изгнал 7-и тысячный неприятельский отряд, завладев множеством продовольственных запасов.

При незначительных силах всего 15 тысяч маршал не мог сделать большего, и лишь после соединения с Марсеном 3 июля у Верта его силы возросли до 40 тысяч, и он двинулся к Вейсенбургу, где разбил 6-и тысячный отряд имперцев и овладел укрепленными линиями. Однако, его попытка взять Лаутербург не удалась. Зато в руки Виллара достался Гомбург , сдавшийся 27 июля, Друесенгейм 24 сентября и Гагенау 6 октября. В Испании начало кампании года ознаменовалось морским сражением при Гибралтаре.

После этой битвы Гибралтар, осажденный ещё с 21 октября года, несмотря на геройское мужество гарнизона, был взят союзниками 30 апреля года и с тех пор остался во власти Англии [ источник не указан дня ]. В Каталонии эрцгерцог Карл 11 тысяч 6 октября овладел Барселоной, затем Леридой, Тортозой и другими городами, но в Эстремадуре Бадахос, обороняемый генералом Пуеблой, упорствовал до тех пор, пока осада не была снята 17 октября. Этим и закончились военные действия на Пиренейском полуострове в году, когда в Австрии умер Леопольд I и вступил на престол Иосиф I — В году французы и испанцы делали большие усилия, чтобы взять обратно Гибралтар.

Были прекращены операции на португальской границе, и войска с маршалом Тессе во главе были направлены к Гибралтару. Тессе потребовал содействия флота; Пуантис получил категорическое приказание выйти, и 16 марта он пришёл в Гибралтар с 13 линейными кораблями. Несмотря на его протесты об опасности бухты, Тессе не позволил Пуантису держаться в море.

Тессе пришлось снять осаду. Для этой цели к находившимся уже в Средиземном море силам были присоединены новые корабли, и 5 августа союзный флот достиг численности в 58 линейных кораблей, 11 фрегатов и 9 бомбардирских судов. Под его прикрытием была высажена союзная армия, и 3 октября, с помощью флота, она овладела Барселоной, после чего вся Каталония перешла на сторону Карла III, и её примеру последовали Валенсия и Аррагон.

Союзный флот 23 октября направился домой, оставив в Лиссабоне на зиму эскадру из 25 кораблей под командованием Лика и Вассенаара.

В феврале года Питерборо вступил в Валенсию; Филипп V двинулся на Барселону, но её осада закончилась тяжёлым поражением. Принцу Евгению также сопутствовал успех; 7 сентября, после ухода Вандома в Нидерланды для поддержания действующей там расколотой армии, Евгений вместе с герцогом Савойским Виктором Амадеем нанёс тяжёлые потери французским войскам герцога Орлеанского и Марсена в битве при Турине , что позволило к концу года изгнать их из всей Северной Италии.

После того, как французов вытеснили из Германии, Нидерландов и Италии, центром военной активности стала Испания. В году португальский генерал маркиз Минаш начал наступление на Испанию из Португалии: Кастильцы были возмущены, что восточные провинции и еретики-англичане хотят навязать им своего короля.

В Испании повсюду началось народное движение, дворянство взялось за оружие, съестные припасы и денежные взносы стали со всех сторон поступать во французский лагерь. Испанцы восстали к западу от Мадрида и отрезали Карла от Португалии. В октябре года союзники, не видя ниоткуда поддержки, покинули Мадрид, и Филипп Бурбон при помощи герцога Бервика незаконнорождённого сына английского короля Якова II , возвратился в столицу.

Союзники отступили в Валенсию, резиденцией Карла Габсбурга до года сделалась Барселона. Кампания года в Италии являлась наиболее поучительной и интересной из всей этой войны.

К началу года австрийские войска 15 тысяч человек стояли на зимних квартирах к западу от озера Гарда. За отсутствием принца Евгения временное командование ими было поручено генералу Равентлау. Силы герцога Вандома доходили до 44 тысяч, но для действий в поле он имел не более 36 тысяч. Пользуясь отсутствием принца Евгения и несмотря на приказание действовать оборонительно, Вандом решил начать наступление, вытеснить австрийцев из Италии и тем обеспечить де-Лафельяду овладение Турином.

Овладев в ночь на 19 апреля Понте-сан-Марко, Вандом 36 тысяч человек повёл атаку на левый фланг австрийцев у Кальчинато. После упорного боя и тысячный отряд Ревентлау был разбит и отброшен к Ровередо с потерею 3 тысяч убитыми и ранеными. Французы потеряли не более человек. Однако, Вандом не развил успеха путём наступления всех сил на Ровередо. Тем временем принц Евгений прибыл из Вены в Ровередо с незначительным отрядом человек и, устроив отступавшие войска, двинулся к Вероне, близ которой расположился на левом берегу Адижа.

В свою очередь, и французы расположились вдоль Адижа, охраняя все пространство от Сало до Бадиа на нижнем Адиже. Обе армии бездействовали с конца мая до середины июля.

У де-Лафельяда находилось 42 тысячи человек против и тысячного гарнизона графа Дауна, который, за отсутствием Виктора-Амадея Савойского, отступившего с 8 тысячами к Карманьоле, должен был вести оборону Турина. Между тем, усиленные просьбы Виктора-Амадея, опасавшегося за участь Турина, а также боязнь, что с падением сардинской столицы герцог Савойский мог отказаться от австрийского союза, побудили принца Евгения перейти к решительным действиям. План его заключался в том, чтобы, бросив сообщения с Тиролем и двигаясь правым берегом По, обойти правый фланг французской линии и по соединении с Виктором-Амадеем 12 тысяч дать де-Лафельяду решительное сражение под Турином.

Оставив на Адиже 8-и тысячный отряд, который должен был скоро усилиться прибытием 10 тысяч гессенцев, с остальными 36 тысячами в ночь на 5 июля Евгений быстро спустился вниз по Адижу, 9 июля переправился у Бадиа, 16 июля перешёл По у Полицеллы и достиг реки Панаро у Кампосанто.

Таким образом, правый фланг французской армии был обойден, и она, не имея возможности держаться на Адиже, отступила за Минчио. При таком противнике, как Вандом, подобный обход фланга не мог иметь особого значения, но на несчастье французов, этот талантливый полководец получил в это время новое назначение в Нидерланды, чтобы поправить там критическое положение дел вследствие поражения Виллеруа при Рамильи.

Преемником ему был назначен герцог Орлеанский, хотя человек смелый и решительный, но зато неопытный и связанный советами маршал Марсена, имевшего полномочие короля, на случай разногласия во мнениях с герцогом, принять начальство над армией. Так как армия Евгения находилась в двух массах, разделённых рекой По, то французы легко могли бы, пользуясь своей сосредоточенностью и превосходством сил, разбить австрийцев по частям, но герцог Орлеанский и Марсен сами разделились на две части.

Оставив на Минчио и тысячный отряд графа Медави, против принца Ангальтского, успевшего соединиться с гессенцами, с остальными 26 тысячами французские военачальники перешли на правому берегу По и стали лагерем при Сан-Бенедетто за рекой Секией, то есть заняли фланговую позицию по отношению пути наступления на Турин на правом берегу По. В то же время принц Гессенский начал наступательные действия на Минчио против графа Медави и оттеснил его к Кастильоне.

До тех пор французы проявляли полную пассивность, но, наконец, опасения за сообщения с Миланом заставили герцога Орлеанского и Марсена переправиться на левый берег По и поддержать отряд Медави; однако, они опоздали, так как Гоито находилось уже в руках австрийцев.

Разгадав намерения противника и зная стратегические выгоды страделльской позиции, герцог Орлеанский двинулся туда из Кремоны по левому берегу По 20 августа , но опоздал на несколько часов и, не успев загородить австрийцам путь, через Кивассо направился к Турину, где 28 августа соединился с де-Лафельядом. Со своей стороны, Евгений следовал на Вогеру и смело прошёл между Тортоною и Алессандрией, занятыми сильными французским гарнизонами, а 31 августа был уже в Асти, в то время как вышедший ему навстречу Виктор-Амадей находился у Карманьолы.

С такими силами можно было достигнуть решительных результатов, но вместо того решено было встретить атаку неприятеля, не выходя из своих контрвалационных линий.

Таким образом, разбитая армия добровольно отрезывала себя от остальных войск на По и на Минчио. Поражение под Турином повлекло за собою для французов потерю всей Италии, несмотря на их удачные действия на Минчио.

Между тем, принц Гессенский 18 тысяч , овладел Гоито , начал осаду Кастильоне, на выручку которому из Мантуи спешил Медави 13 тысяч , столкнувшийся с имперскими войсками 8 сентября у Сольферино. Имперцы были опрокинуты и отброшены на левый берег Минчио.

Победа при Сольферино не могла поправить общее положения дел, когда главная французская армия была разбита под Турином и когда принц Евгений своим движением к Милану совершенно отрезал отряд Медави от его базы.

С разрешения короля, Медави вступил в переговоры и, сдав имперцам Модену, Мирандолу, Виченцу, Кремону, Мантую и Милан и удержав в руках французов одну Сузу , получил свободное отступление во Францию.

Вскоре французы оставили Пиньероль, Верчелли, Иврею и Верруа, перешедшие во власть сардинцев. Движение Евгения в Пьемонт бесспорно принадлежит к блистательным подвигам. Успех объясняется смелым решением бросить свои сообщения и быстрым движением ударить на сообщения французов, затем вступлением в решительный бой и искусным выбором пункта атаки укрепленной линии под Турином. В Нидерландах боевые операции года начались переходом армии Виллеруа 19 мая через Диль и расположением её лагерем в Тирлемоне.

Силы её достигли 40 тысяч пехоты и 30 тысяч кавалерии. В этот же день английские войска прибыли в Маастрихт и 20 мая соединились с голландскими в Лоо между Тонгром и Сен-Тру ; численность союзных войск равнялась 62 тысячи человек в том числе около 15 тысяч кавалерии.

Предполагая, что Мальборо двигается к Намюру, Виллеруа хотел предупредить его и предпринял марш в Рамильи, где 23 мая произошло решительное сражение. Французы проиграли его и в беспорядке отступили сначала к Лувену, а потом к Брюсселю. Союзники следовали за ними неотступно: Тем временем английский полководец подчинял себе наиболее значительные города и укрепленные пункты Брабанта и Фландрии. Уденард и Брюгге сдались 2 июня, 6 июня пал Антверпен, а 26 июня началась осада Остенде, окончившаяся 6 июля капитуляцией.

В день начала осады Менина к французской армии прибыл новый главнокомандующий, герцог Вандом. Со слабой и дезорганизованной армией он не мог остановить успехов такого выдающегося противника, как Мальборо, после взятия Менина осадившего 27 августа Дендермонд близ Гента , сдавшийся 5 сентября, а 6 сентября Ат, сдавшийся 2 октября.

Вслед за тем обе армии разошлись на зимние квартиры 6 ноября. В Эльзасе и на Рейне боевые действия не имели решительного характера и ограничивались, главным образом, маневрированием и крепостной войной. К началу года маркграф Баденский с 20 тысячами занимал Бишвейлер и Друценгейм, имея в то же время около 10 тысяч в Штольгофенских линиях.

Французские войска были разделены на две армии: Друценгейм и Гагенау 12 мая достались в руки Виллара, но дальнейшего успеха он не развил, так как в это время и тысячный отряд Марсена получил приказание следовать во Фландрию, а затем, узнав о поражении Виллеруа при Рамильи, он отделил 18 тысяч на помощь разбитой в Нидерландах армии; наличность оставшихся у него сил не превышала 28 тысяч, в то время как имперская армия усиливалась с каждым днём и даже грозила Страсбургу.

В конце августа у Виллара было 25 тысяч, а у имперцев около 55 тысяч; поэтому маршал ограничился наблюдением за противником, а для прикрытия Эльзаса с севера построил у Вейсенбурга укрепленные линии. В Испании два иностранных короля все ещё продолжали оспаривать друг у друга трон Карла V. Филипп Анжуйский владел Мадридом и центральными провинциями, имея гарнизоны в большинстве укрепленных пунктов, особенно на португальской границе.

Его армия, усиленная милицейскими отрядами Кастилии, Андалусии и Эстремадуры, достигла 26 тысяч. Силы его простирались до 32 тысяч, причём ему оказывали помощь португальцы и англо-голландские вспомогательные войска генерала Голуэйя. В это время португальская армия 30 тысяч человек с англо-голландскими отрядами вторглась в Эстремадуру и, перейдя через Гвадиану, расположилась у Элваса. Маршал Бервик, стоявший близ Бадахоса 4 тысячи , не мог помешать её наступлению к Мадриду.

Здесь она простояла до 11 мая и затем двинулась к Сиудад-Родриго, которым овладела 26 мая вечером. Бервик отошёл к Саламанке. Между тем, осада Барселоны не подвигалась вперед, а когда прибывшая 10 мая к Барселоне английская эскадра высадила десант на помощь городу, то Тессе 11 мая начал отступление.

Узнав об отступлении французов от Барселоны, Голуэй, командовавший англо-португальской армией, выступил 3 июня из Сиудад-Родриго к Мадриду, в который вступил 25 июня и провозгласил королём Испании эрцгерцога Карла. Однако, Бервик, соединившись с Тессе, 4 августа вновь занял Мадрид, а Голуэй отошёл в провинцию Валенсия, а затем принудил к сдаче Куенцу 9 октября и двинулся к Картахене, после взятия которой 17 ноября расположился на зимние квартиры в юго-восточной части полуострова.

На западе Пиренейского полуострова счастье также благоприятствовало французам, где в их руки перешли Саламанка и Алькантара. В году французы предприняли решительные шаги, чтобы возместить прошлогодние неудачи. Чтобы успеть достигнуть решительных результатов раньше, чем в Средиземное море придёт союзный флот, они вторглись в Каталонию, отбросили Карла III к Барселоне, которая была обложена с суши 40 французской армией, а с моря французским флотом из 30 кораблей и отряда галер, под командованием графа Тулузского.

Получив известие о приготовлении французов, союзники тоже поторопились в этом году. Лик приказал своей эскадре, не соблюдая порядка, форсируя парусами, идти к Барселоне.

Передовые его корабли подошли к Барселоне рано утром 7 мая, но французского флота уже не было. При известии о приближении флота союзников он ушёл в Тулон.

В тот же день прибыл весь союзный флот, войска были высажены на берег, и Барселона, а с нею и Каталония, были спасены. После этого союзный флот получил приказание перевезти войска из Каталонии в Валенсию, откуда они сухим путём пошли на Аликанте, оплот сторонников Филиппа V.

Пока войска совершали этот переход, флот явился 10 июня перед Картахеной и под угрозой нападения заставил её признать власть Карла III. Затем флот перешёл к Аликанте 7 июля , и с его помощью 6 сентября город был взят. Из Аликанте Лик направился к Балеарским островам. Союзникам очень хотелось завладеть Миноркой с её превосходной гаванью Порт-Магоном, но Лик нашёл свои десантные средства недостаточными, чтобы одолеть находившийся там французский гарнизон.

В Английском канале английский флот участвовал июнь во взятии Остенде. Однако, успех Карла III был непродолжителен. В Кастилии было слишком много сторонников Филиппа, и когда в Испанию вступила опять французская армия герцог Бервик , Кастилия восстала; Карлу III пришлось отступить в Каталонию, Филипп V вступил в октябре в Мадрид, и после поражения союзных войск при Альмансе 25 апреля года вся Испания, за исключением Каталонии, опять оказалась в руках Филиппа. После этого война в Испании превратилась в серию мелких столкновений, которые в целом не меняли общей картины.

В году война за испанское наследство ненадолго пересеклась с Великой Северной войной , которая проходила в Северной Европе. Французы и анти-французская коалиция послали своих дипломатов в лагерь Карла. Однако Карл, считавший себя защитником протестантской Европы, сильно не любил Людовика за преследование гугенотов и не был заинтересован в ведении западной войны.

Он заключил договор с австрийцами и направился в Россию. Герцог Мальборо разработал новый план, предусматривавший одновременное наступление вглубь Франции со стороны Фландрии и из Пьемонта в Прованс, чтобы заставить Людовика XIV заключить мир. В июне года тысячная австрийская армия перешла Альпы, вторглась в Прованс и несколько месяцев осаждала Тулон, но город был хорошо укреплен, осада была неудачна.

Зато летом года имперская армия через Папскую область прошла к Неаполю и овладела всем Неаполитанским королевством. Мальборо продолжал действовать в Нидерландах, где захватывал одну за другой французские и испанские крепости. В Италии и в южной Франции, после завоевания Неаполитанского королевства и заключения договора 13 марта года с Медави, союзники сделались фактическими обладателями Италии. Теперь они задумали вторжение в южную Францию, оборона которой была поручена вызванному из Испании маршалу Тессе, расположившему войска 43 тысячи на всем пространстве для прикрытия Дофине и Прованса.

Что касается союзников 44 тысячи , то, решаясь на вторжение во Францию и имея намерение овладеть Тулоном, они рассчитывали на поддержку англо-голландского флота, который в составе судов из них 48 военных кораблей должен был прибыть к городу и содействовать его осаде с моря.

Для прикрытия Пьемонта был оставлен значительный отряд. Попытки овладеть Тулоном не увенчались успехом, и 20 августа союзники сняли его осаду и отошли к Сузе принц Евгений , Пиньеролю и Савильяно Виктор-Амадей.

Со взятием Сузы 3 октября закончились боевые операции года, и войска стали на зимние квартиры. К началу мая Мальборо сосредоточил свою армию 76 тысяч в окрестностях Брюсселя. Вандом 80 тысяч находился около Монса и 26 мая, когда Мальборо подошёл к Суанскому лесу, передвинулся к Линьи, очутившись, таким образом, на фланге англо-голландской армии, что доставляло ему возможность отрезать её от Мааса и пресечь её коммуникационную линию с Брабантом.

Английский главнокомандующий, рассчитывавший атаковать французов у Нивеля, вовремя заметил угрожавшую ему опасность и поспешно отошёл к Тирлемону, прикрывая Брабант от покушений Вандома, расположившегося в укрепленном лагере у Жемблу. С 1 июня по 10 августа противники оставались в бездействии, но в этот последний день Мальборо, узнавший об ослаблении сил Вандома, вынужденного отправить 8 тысяч человек на усиление тулонского гарнизона, перешёл через реку Диль, намереваясь обойти левый фланг французов.

Затем после ряда бесполезных маршей Вандом отошёл к Турне, а союзники переправились на левый берег Шельды 7 сентября и 10 октября стали на зимние квартиры. В Эльзасе и на Рейне военные действия года начались движением 21 мая армии Виллара 44 тысяч в направлении укреплений Штольгофенских линий, занятых имперцами 35 тысяч графа Тунгена, заместившего умершего 4 января маркграфа Баденского.

Благодаря скрытности движения и удачно выбранным пунктам для атак, маршалу с ничтожными потерями удалось 23 мая овладеть линиями. Имперцы в беспорядке отошли к Пфорцгейму куда спешил Виллар, но уже не застал там противника. Но в это время маршал получил приказание короля выслать 6 тысяч человек в Прованс на помощь Тулону и должен был приостановить наступление.

Между тем, 29 июня имперцы овладели Гейльбронном и двинулись к Филиппсбургу. Имея намерение не допустить к неприятелю подкреплений, маршал овладел Мангеймом 14 июля , но не успел помешать имперцам перейти на левый берег Рейна 16 июля , между Рейнгаузеном и Филиппсбургом, и усилить себя свежими войсками. При таких условиях Виллару пришлось ограничиться оборонительными действиями, и он отошёл к Раштадту 29 августа , откуда в последних числах октября увёл армию на зимние квартиры. В Испании к началу года эрцгерцог Карл владел ещё Каталонией, Арагоном и Валенсией, имея в этих провинциях до 45 тысяч своих войск и до 8 тысяч португальцев.

Филипп Анжуйский, расположившийся на зимних квартирах в Мурсии, имел 38 тысяч; независимо от сего к португальской границе был выдвинут отряд в 8 тысяч, под командованием маркиза де-Бэ, а из Наварры подходили французские подкрепления 14 тысяч. Со своей стороны, маршал Бервик 11 апреля перешёл к Альмансе, угрожая операционной линии союзников, осадивших тем временем Виллену, где 13 апреля произошло генеральное сражение, которое французы называют битвой при Альмансе и которое окончилось полным разгромом армии союзников.

Победа при Альмансе утвердила испанскую корону за Филиппом Анжуйским. На другой день после битвы к Бервику присоединились 14 тысяч человек герцога Орлеанского, и началось преследование неприятеля.

С наступлением зимы Бервик расположил свою армию на зимних квартирах от Сарагосы до Мурсии, а союзники в Барселоне. Уже в январе года адмирал Шовель из Англии пошёл в Средиземное море и высадил в Аликанте, в помощь Карлу III, войск; но после этого ему пришлось вернуться в Лиссабон, так как флот его далеко не был в готовности для продолжительного плавания в Средиземном море, вдали от базы.

Поэтому он перешёл к каталонскому берегу, собрал в различных пунктах берега эти остатки, и вместе с новыми подкреплениями доставил их 20 мая в Барселону. Вскоре сюда прибыл и Шовель. В середине июня флот вошёл в связь с армией, и 11 июля с его помощью армия беспрепятственно перешла пограничную реку Вар. Главная причина неудачи заключалась в малочисленности осадной армии, а это произошло потому, что австрийский император отделил значительную часть армии для захвата Неаполя, так как ожидалось начало мирных переговоров, и он хотел к этому моменту фактически овладеть Неаполем.

Англия и Голландия убеждали его, что Неаполь сам собой окажется в его руках, если удастся завладеть Провансом, но император остался при своем. Единственный результат нападения на Тулон заключался в том, что французы, опасаясь истребления своего флота при бомбардировке, затопили его, и потом им удалось только небольшую его часть привести в пригодный вид для дальнейшей службы. По окончании совместных операций с австрийской армией, союзный флот направился домой, оставив в Гибралтаре 12 английских и 6 голландских кораблей, под командованием контр-адмирала Дилька, который, перевезя из Барселоны войска в Ливорно, перешёл в Лиссабон 24 марта года.

На обратном пути над эскадрой Шовеля разразилась катастрофа, которой постоянно опасались моряки при возвращении поздней осенью из Средиземного моря. При входе в Английский канал эскадра попала в жестокий шторм, причём погибло 4 линейных корабля и, выброшенный на берег после крушения, сам адмирал Шовель был убит грабителями.

В году армия Мальборо столкнулась с французами, которые испытывали серьёзные проблемы с командирами: Нерешительность герцога Бургундского привела к тому, что войска Мальборо и Евгения вновь объединились, что позволило армии союзников сокрушить французов в битве при Ауденарде 11 мая года, а затем захватить Брюгге , Гент , Лилль. Английский флот между тем заставил Сицилию и Сардинию признать власть Габсбургов; 5 сентября года англичане взяли крепость Порт-Магон на острове Менорка , где все это время держался французский гарнизон.

С этого момента Англия стала сильнейшей державой Средиземного моря. Австрийцы почти одновремнно нанесли тяжелое поражение венгерским повстанцам в сражении у Тренчина; поскольку новый император Иосиф I легко амнистировал мятежников и терпимо относился к протестантам, венгры начали массами переходить на сторону Габсбургов.

Катастрофические неудачи при Ауденарде и Лилле поставили Францию на грань поражения и вынудили Людовика XIV согласиться на переговоры о мире; он послал своего министра иностранных дел, маркиза де Торси, на встречу с командирами союзников в Гаагу. Людовик согласился отдать Испанию и все её территории союзникам, за исключением Неаполя и Сицилии, выслать из Франции Старого претендента и признать Анну королевой Англии.

Более того, он готов был финансировать изгнание Филиппа V из Испании. Однако союзники выдвинули ещё более унизительные для Франции условия: Людовик отверг все условия и решил сражаться до конца. Он обратился за помощью к французскому народу, его армия пополнилась тысячами новых рекрутов. В середине апреля года французская армия 90 тысяч сосредоточилась к Монсу.

Силы англо-голландской армии, стягивавшейся к Брюсселю, доходили до 85 тысяч. На Рейне, у Страсбурга, французы имели 53 тысяч, а имперцы, с армией принца Евгения у Этлингена , до 60 тысяч. Кампания началась движением войск Мальборо к Монсу 26 мая и маршем Вандома к лесу Суань. В этом положении обе враждебные армии оставались месяц, не проявляя активных действий. Тем временем имперцы, под командованием курфюрста Ганноверского, находившиеся в укрепленном лагере в Этлингене, имели перед собою войска Максимилиана Баварского и высланного из Испании Бервика, которые стояли у Лихтенара.

Не желая допустить соединения имперской армии с подкреплениями, стоявшими у Майнца, маршал Бервик, отрядив часть войска к Сааре, а часть к Лаутеру, с остальными 35 тысяч расположился лагерем в Реснике на Мозеле, наблюдая за движениями курфюрста Ганноверского.

Однако, это обстоятельство не помешало принцу Евгению соединить свои войска с имперцами в Кобленце 22 июня и в этот же день выступить во Фландрию на соединение с армией Мальборо. С тех пор намерения принца Бургундского имели единственной целью сохранить завоеванные места, и этой целью определялись все его дальнейшие движения.

В этот же день Мальборо выступил к Генту и расположился у Аша, где соединился с принцем Евгением, после чего союзники двинулись к Уденарду, где разыгралось сражение, окончившееся поражением французской армии, в расстройстве отступившей к Генту. После Уденардской битвы Вандом укрепился позади канала Брюгге у Ловендегема, где занялся устройством и реорганизацией армии. Наконец, союзники решились осадить крепость Лилль , где заперся маршал Буффлер с ю тысячным гарнизоном.

Евгений около 40 тысяч 14 августа начал осаду, в то время как Мальборо 15 тысяч прикрывал её, разбив укрепленный лагерь у Гельхина и наблюдая за Бервиком, находившимся у Конде и стремившимся к соединению с армией Вандома.

Однако, вмешательство военного министра Шамильяра в ход боевой операции привело к тому, что французы не могли вынудить противника снять осаду Лилля. В Эльзасе за это время не произошло ничего выдающегося, потому что оставшиеся здесь силы были ничтожны для производства каких бы то ни было серьёзных боевых операций. На Альпийских границах силы французов доходили до 39 тысяч, из которых 17 тысяч были разбросаны по гарнизонам, так что, начиная кампанию, маршал Виллар мог располагать лишь 22 тысячами для прикрытия всего пространства от Женевы до Ниццы.

Армия Виктора-Амадея Савойского до 40 тысяч находилась близ Турина. Впрочем, этот незначительный успех не имел особых последствий и даже не помешал Виктору-Амедею принудить Фенестреллу к капитуляции 3 сентября , несмотря на все старания Виллара спасти крепость. Численность войск не превышала 11 тысяч в Португалии у Эльзаса и 20 тысяч в окрестностях Барселоны, под командованием графа Штаремберга. Чтобы окончательно изгнать союзников с Пиренейского полуострова, Филипп Анжуйский направил в мае герцога Орлеанского к Тортозе, 12 июня началась осада, а 15 июня эта крепость сдалась.

Это был единственный результат кампании года на Пиренейском полуострове, не изменивший положения дел ни одной, ни другой стороны. Необходимость удобной базы в Средиземном море явилась настоятельной. В году союзный флот, оперировавший в Средиземном море под командованием адмирала Лика, состоял всего из 31 корабля, так как опасаться французского флота было уже нечего, а потому значительная часть морских сил была оставлена на севере, для борьбы с французскими истребителями торговли.

Эскадра Лика оказывала деятельную поддержку операциям на сухом пути, перевозя постоянно войска, смотря по надобности, то в Испанию, то в северную Италию. По указаниям последнего, что желательно овладеть Сардинией, как продовольственной базой, Лик 12 августа появился перед Каллиари, и, под угрозой бомбардировки, губернатор, принужденный к тому и населением, признал власть Карла III, которую затем признал и весь остров.

После того Лик, совместно с генералом Стэнхопом, атаковал Порт-Магон, и 29 сентября Минорка оказалась во власти союзников.

Главные силы Лика не дождались взятия крепости и ушли домой, оставив для содействия сухопутным войскам 12 английских и 3 голландских линейных корабля, 5 фрегатов и 3 мортирных судна, под командованием контр-адмирала Уитакера.

Но перезимовать ещё в этом году и этой эскадре в Порт-Магоне не удалось, из-за отсутствия соответственно оборудованных береговых учреждений для починки и снабжения флота. На севере французы в этом году предприняли попытку поднять восстание в Шотландии, в пользу Якова III , высадив там его с французских войск. Вследствие полного упадка регулярного флота, адмирал граф Форбен, который должен был конвоировать транспорты с войсками, имел всего 5 военных кораблей, а остальные конвоиры были каперы.

В Англию дошли слухи о планах французов, и 12 марта адмирал Бинг был уже под Дюнкирхеном, откуда должна была выйти экспедиция. Ночью 19 марта, когда он был отброшен штормом к Доунсу, экспедиция вышла, и добралась благополучно до Фортского залива, но оказалось, что надежды на восстание шотландцев нет никакой и на берегу готовы отразить высадку силой.

Бинг, между тем, уже шёл следом за Форбеном, который, услышав о его приближении, вышел 23 марта в море на глазах Бинга. Несмотря на энергичное преследование, Форбену удалось ловкими переменами направления пути ночью обмануть англичан и добраться до Дюнкирхена с потерей только одного корабля. В году союзники попытались осуществить три наступления на Францию, два из которых были незначительными, служившими для отвлечения внимания. Более серьёзное наступление организовали Мальборо и Евгений, продвигавшиеся к Парижу.

Они столкнулись с войсками герцога Виллара в битве при Мальплаке 11 сентября года , самом кровавом сражении войны. Хотя союзники и нанесли французам поражение, они потеряли убитыми и ранеными тридцать тысяч человек, а их противники лишь четырнадцать тысяч. В руках объединённой армии оказался Монс, но развить успех она уже не смогла. Битва стала поворотной точкой войны, поскольку, несмотря на победу, у союзников из-за огромных потерь не осталось сил продолжать наступление.

Тем не менее, общее положение франко-испанской коалиции казалось безнадежным: Людовик XIV вынужден был отозвать из Испании французские войска, и Филипп V остался лишь со слабой испанской армией против объединённых сил коалиции. С началом кампании во Фландрию был послан маршал Виллар 60 тысяч с целью прикрыть доступ во Францию.

Получив подкрепления, которые довели его силы до 80 тысяч, 14 июня маршал двинулся к Лансу и укрепил его. Тем временем союзники осадили Турне 26 июня. Узнав о переходе союзников через Шельду и движении их к Монсу, Виллар тоже совершил переправу через эту реку с целью атаковать армию союзников во время её движения к Монсу.

Союзники двинулись к Монсу. Буффлер, сменивший раненого Виллара, с ю тысячами расположился на позиции между Валансьеном и Кэнэ, а Бервик с ю тысячами занял позицию по ту сторону Самбры, в укрепленном лагере против Мобежа. В Эльзасе у Страсбурга находились французские войска 24 тысячи маршала Гаркура, который 11 июня перешёл через Рейн у Келя, но уже 26 июня переправился обратно на левый берег, теснимый герцогом Ганноверским, собравшим при Эттлингене 33 тысячи человек.

На Альпийских границах французская армия Бервика 45 тысяч находилась в Бриансоне, в Провансе и Валуаре. Союзники, имея 40 тысяч, начали 11 июля наступление 3 колоннами, но после нескольких стычек, не достигнув существенных результатов, вернулись в сентябре в Пьемонт. В Испании начало военных действий в году ознаменовалось взятием Аликанте 20 апреля ; 7 мая маркиз де-Бэ, стоявший у Бадахоса, атаковал англо-португальскую армию Голуэйя и после упорного боя у Гудины нанёс ей поражение; однако развить успех не удалось, и французы отошли к Бадахосу.

В Каталонии военные действия продолжались до конца сентября, ограничиваясь мелкими стычками. В — годах союзному флоту не приходилось участвовать в каких-либо больших делах, ввиду отсутствия значительной морской силы у противника, а также и ввиду того, что все важные цели были достигнуты Гибралтар, Минорка, Сардиния и теперь надо было только удержать занятое положение.

Разделённый на отряды, что не представляло опасности ввиду слабости противника на море, союзный флот везде помогал сухопутным операциям, поддерживал сообщение между армиями в Испании и в Италии, подвозил им продовольствие и не давал возможности пользоваться морским подвозом французам. Впрочем, иногда последним удавалось обмануть бдительность союзников.

Например, капитану Кассару удалось в , и годах привести караваны с хлебом в Марсель, что имело важное значение, так как во Франции в эти года был неурожай. В году ему же удалось уйти из Средиземного моря в Вест-Индию и разорить некоторые из английских и голландских колоний.

Однако, попытки союзников утвердиться на французской территории кончались неудачей. В июле года им удалось овладеть портом Цеттой, но удержаться здесь они не могли. Вследствие слабости французов на море, численность эскадры союзников в Средиземном море все уменьшалась, и они могли оставить большие силы для борьбы с истребителями торговли в Английском канале и Северном море, после чего успех французских каперов начал быстро падать, несмотря на их многочисленность, так как французское правительство отдало для этой цели все военные корабли, личный состав и средства портов.

Французская же морская торговля совсем должна была прекратиться, а также погиб в этой борьбе окончательно и французский флот. Со стороны французов в этой борьбе выделилось несколько офицеров, совершивших целый ряд блестящих и иногда изумительных подвигов, но эти частные успехи не могли уравновесить общих успехов на море союзного флота.

В году союзники начали свою последнюю кампанию в Испании, армия Карла Габсбурга под командованием Джеймса Стэнхоупа выступила из Барселоны на Мадрид. На правом фланге португальцы отступили, но центр и левый фланг выстояли и разгромили противника.

Поражение Филиппа казалось окончательным; он бежал в Мадрид, а через несколько дней перенёс свою резиденцию в Вальядолид. Положение Карла было очень непрочным, его армия страдала от голода; Людовик XIV советовал внуку отказаться от престола, но Филипп не согласился, а вскоре Карл отступил из Мадрида, так как не мог собрать там продовольствия для своей армии.

Из Франции прибыла новая армия; преследуя отступавших, 9 декабря года при Бриуэге Вандом заставил капитулировать английский отряд, у которого закончились боеприпасы, в плен попал и генерал Стэнхоуп.

Альянс начал ослабевать и распадаться. Боевые действия во Фландрии в году начались 23 апреля обложением союзными армиями крепости Дуэ, в которой заперся 8-тысячный гарнизон Альберготти. Французская армия около 75 тысяч находилась у Камбре, куда 20 мая прибыл оправившийся от ран маршал Виллар.

Численное превосходство союзников тысяч было настолько велико, что маршал не мог рассчитывать на успех сражения, потому ставил себе целью отвлечь неприятеля от осажденных им крепостей; тем не менее, таковые постепенно сдались: После падения Эры союзники разошлись на зимние квартиры, их примеру последовали и французы. В Эльзасе за указанный период времени не совершилось ничего важного.

Маршал Безон, командовавший там французской армией 50 батальонов и 84 эскадрона , не выходил из укрепленного лагеря на Лаутере, также, как и его противник, имперский генерал Грофельд, зарывшийся в окопы Эттлингена.

Обе стороны в полном бездействии простояли на позициях до 19 ноября, когда разошлись на зимние квартиры. На Альпийских границах маршал Бервик с 35 тысячами продолжал вести оборонительную войну. Союзники, после неудавшейся попытки перейти в июле в наступление на Комо, несмотря на содействие английского десанта, вновь возвратились в Пьемонт.

По удалении их Бервик немедленно завладел покинутыми позициями. В Испании из всех войск Филиппа Анжуйского было составлено 2 армии: Собственно испанская армия Вильядариаса 23 тысячи находилась между Альменарой и Альгуерой. Граф Штаремберг, приближавшийся к Балагеру, располагал только 15 тысячами пехоты и 3,5 тысячами кавалерии. Надеясь на численное превосходство, Филипп и маркиз Вилладариас решились атаковать имперцев.

Найдя позицию очень сильной, Вилладариас не решился атаковать и отошёл к Альменаре. Между тем, Штаремберг, получив подкрепления, перешёл в наступление и нанёс французам поражение у Альменары 27 июня. Однако, имперцы успеха не развили, и только 12 августа Штаремберг с 24 тысячами направился к Сарагосе, куда 19 августа подошла и испанско-французская армия.

Здесь французы, атакованные 20 августа Штарембергом, понесли новое поражение. Приказав де-Бэ немедленно передвинуться в Эстремадуру, чтобы заслонить от англо-португальской армии, расположенной у Эльваса, дорогу в Испанию, маршал сконцентрировал остальные силы в Саламанке.

Занятый устройством и реорганизацией армии, Вандом не мог немедленно выступить против союзников; поэтому, отделив португальцев от имперцев, он позаботился отрезать последних от сообщений с Сарагосой, как путём высылки конницы на их коммуникационную линию, так и овладением тыловых пунктов, занятых имперцами.

Он достиг того, что отрезал Мадрид от остальной страны, подвергнув столицу голоду. Силы его увеличивались всё более и более. Между тем, эрцгерцог Карл был вынужден покинуть Мадрид, но по слабости сил, не отваживаясь на встречу с Вандомом, решил искать соединения с португальцами, для чего 12 ноября перешёл через Тахо и расположился между Толедо и Аранжуецом.

Но невозможность соединения с англо-португальской армией была настолько очевидна, что граф Штаремберг принял решение отойти в Арагон и 29 ноября оставил Толедо. В это время Вандом получил известие, что отряд генерала Стенхоупа выдвинут к Бригуэте к северо-востоку от Мадрида. На другой день при Вилья-Висьосе Вандом атаковал спешившего на выручку Стенхоупу графа Штаремберга и после упорного и кровопролитного боя разбил и его.

На всех театрах войны враждующие стороны не предпринимали никаких решительных действий, ограничиваясь маршами и незначительными стычками. Герцог Мальборо потерял своё политическое влияние в Лондоне, попав в немилость из-за ссоры его супруги и королевы Анны. Более того, поддерживавших военные действия вигов сменили тори , сторонники мира. Мальборо, единственный способный английский военачальник, был отозван в Великобританию в году и заменён герцогом Ормондом. После внезапной смерти своего старшего брата Иосифа 17 апреля года эрцгерцог Карл, все ещё находившийся в Барселоне, был провозглашен императором Священной Римской империи под именем Карла VI.

Это означало, что в случае победы австрийцев возродится католическая империя Карла V, что совсем не устраивало ни англичан, ни голландцев. Британцы начали тайные односторонние переговоры с маркизом де Торси.

Герцог Ормонд вывел британские войска из союзнической армии, и французы под командованием Виллара в году смогли вернуть многие из утраченных территорий. После этого союзники оставили планы наступления на Париж, а Евгений начал отводить войска из Испанских Нидерландов.

Между тем, со смертью Иосифа I и с переменой английского министерства, политическое положение западной Европы значительно изменилось, и государственные люди Англии, разделяя общественное мнение, высказывались против войны, находя, что со вступлением на престол Карла VI, уже не Франция, а Австрия угрожала политическому равновесию Европы. Переговоры эти привели к тому, что герцогу Ормонду, командовавшему английскими войсками, было дано секретное предписание ограничиться оборонительными действиями, а потом и вовсе прекратить действия против Франции, о чём версальский кабинет не замедлил поставить в известность маршала Виллара.

Таким образом, отныне вся тяжесть войны должна была лечь на одну Австрию, тщетно старавшуюся помешать всеобщему примирению. Но если таково было намерение венского кабинета, то принц Евгений должен был бы торопиться с нанесением решительного удара, не давая возможности усилиться противнику.

Но австрийский полководец втянулся в крепостную войну и 8 июня обложил Кенуа, павший 3 июля. Виллар, получивший приказание ограничиться манёврами до отделения англичан от союзников, все время в бездействии простоял за Шельдою.

Взятие Кенуа и начавшаяся осада Ландреси обеспокоили французское правительство, и Виллару было приказано действовать решительно, стараясь в то же время не допустить падения Ландреси. Блистательный успех французского полководца выразился в так называемой Дененской операции 24 июля , спасшей Париж от вторжения Евгения и принудившей последнего снять осаду Ландреси и через Монс отступить к Турне, а оттуда к Брюсселю.

Пользуясь успехом, поднявшим дух французской армии, Виллар отправил Альберготти для осады Дуэ 14 августа. На Рейне по-прежнему стояли друг против друга обе враждебные армии: Решительных действий ни с той, ни с другой стороны не происходило. На Альпийских границах переговоры о мире не могли не отразиться на боевых действиях, которые в этом году начались движением войск маршала Бервика 22 тысяч 12 июля в долину Барселонеты и Дюрансы.

В Испании в году французы понесли крупную утрату в лице даровитого Вандома, скончавшегося 11 июня в Тортозе. Смерть его пришлась как нельзя более кстати для Штаремберга, который, получив подкрепления из Италии, 29 июля предпринял наступление к Балагеру, отделив 9-и тысячный отряд для осады Героны, но отделение Англии от союза и уход английских войск, бывших под его командованием, настолько ослабили его силы, что он отошёл в свой укрепленный лагерь.

Тем не менее, он не оставил покушений на Герону и 1 ноября предпринял её осаду корпусом генерала Ветцеля. Когда 3 января года к Героне подошли французские вспомогательные войска, угрожая Барселоне, Штаремберг снял осаду и отступил в свой лагерь. Переговоры о мире между британско-голландскими союзниками и Францией состоялись в году и завершились подписанием Утрехтского мирного договора , по которому Великобритания и Голландия вышли из войны с Францией.

На Рейне за этот период времени командование имперско-австрийскими войсками перешло к принцу Евгению Савойскому, силы которого, с присоединением немецких контингентов, должны были возрасти до тысяч. Его главная квартира находилась в Эттлингене. Французская армия на Рейне находилась в двух группах: Но вскоре Гаркура сменил Виллар, предпринявший 11 июня осаду Ландау. Несмотря на усилия принца Евгения, стоявшего в своих укрепленных линиях, не допустить падения крепости, последняя 20 августа сдалась.

В Испании дело имперцев было проиграно безвозвратно, и Штаремберг вынужден был покинуть Каталонию. Оставалась Барселона , которая ещё в году объявившая о своей поддержке эрцгерцога Карла в его борьбе за испанский престол.

Каталонцы защищались мужественно, но должны были 11 сентября сдать город Бервику. День капитуляции Барселоны сегодня отмечается как Национальный день Каталонии. После этого поражения союзники окончательно утратили позиции в Испании.

Сдача Барселоны явилась последним актом грандиозной борьбы за Испанское наследство. Военные действия между Францией и Австрией продолжались до конца года, вплоть до подписания Раштаттского и Баденского соглашений.

Война за испанское наследство была окончена, хотя Испания до года формально находилась в состоянии войны с Австрией. В колониях шла борьба в Вест-Индии и в Северной Америке. В Вест-Индии с самого начала войны у противников имелись отряды военных судов: Октябрьская революция глазами российских историков. Что готовил Третий Рейх для России. Зарегистрируйтесь, чтобы получать персональные рекомендации. Гуревич можно приобрести или скачать: Интересная рецензия "У нас все впереди и… нет ничего впереди" Не хочу оценивать эту книгу, я просто хочу рассказать о ней.

Ни она, ни ее автор не входят в Юльче 1 день 17 часов 47 минут назад. Обсуждение в группах Отечественные комиксы Здесь обсуждаем отечественные комиксы, все кроме Bubble, для них - отдельная тема. JoykaOH 19 часов 41 минута назад. Заметка в блоге Спор о "Золотых перьях". Сергей Айсон 1 день 2 часа 59 минут назад.

Новости книжного мира Сегодня, 24 мая, в истории В этот день родились: