Сенсации и замечания госпожи Курдюковой за границей дан л’этранже (комплект из 2 книг) Мятлев

У нас вы можете скачать книгу Сенсации и замечания госпожи Курдюковой за границей дан л’этранже (комплект из 2 книг) Мятлев в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Но каково это на самом деле - быть нейрохирургом? Каково знать, что от твоих действий зависит не только жизнь пациента, но и его личность - способность мыслить и творить, грустить и радоваться? Рано или поздно каждый нейрохирург неизбежно задается этими вопросами, ведь любая операция связана с огромным риском. Генри Марш, всемирно известный британский нейрохирург, раздумывал над ними на протяжении всей карьеры, и итогом его размышлений стала захватывающая, предельно откровенная и пронзительная книга, главную идею которой можно уложить в два коротких слова: Сергей Довлатов родился в эвакуации и умер в эмиграции.

Как писатель он сложился в Ленинграде, но успех к нему пришел в Америке, где он жил с года. Его художественная мысль при видимой парадоксальности, обоснованной жизненным опытом, проста и благородна: В его книгах нет праведников, потому что нет в них и злодеев. Верил Довлатов в одно - в "улыбку разума". Эта достойная, сдержанная позиция принесла Сергею Довлатову в конце второго тысячелетия повсеместную известность.

Увы, он умер как раз в ту минуту, когда слава подошла к его изголовью. На родине вот уже много лет Довлатов - один из самых устойчиво читаемых авторов. Его проза инсценирована, экранизирована, изучается в школе и вузах, переведена на основные европейские и японский языки Сергей Довлатов говорил, что похожим ему быть хочется только на Чехова.

Что ж, оставаясь самим собой, больше, чем кто-нибудь другой из его литературного поколения, он похож сегодня на русского классика.

Двенадцать глав "Наших" создавались Довлатовым в начале х годов как самостоятельные рассказы. Герои - реальные люди, отсюда и один из вариантов названия будущей книги - "Семейный альбом", в которой звучит "негромкая музыка здравого смысла" И. Бродский , помогающая нам сохранять достоинство в самых невероятных жизненных ситуациях. О книге Новая книга известнейшей американской писательницы. Донна Тартт вошла в список журнала Time " самых влиятельных людей года" Права на экранизацию "Щегла" были приобретены кинокомпанией Warner Brothers.

Премии Пулитцеровская премия г. Аннотация Очнувшись после взрыва в музее, Тео Декер получает от умирающего старика кольцо и редкую картину с наказом вынести их из музея. Тео будет швырять по разным домам и семьям - от нью-йоркских меценатов до старика-краснодеревщика, от дома в Лас-Вегасе до гостиничного номера в Амстердаме, а украденная картина станет и тем проклятьем, что утянет его на самое дно, и той соломинкой, которая поможет его выбраться к свету.

Она написана и с умом, и с душой. Донна Тартт представила публике блистательный роман". Стивен Кинг "В этой книге столько красоты и тайны, столько пронзительного и смешного, парадоксального и первооткрывательского, но при этом уютно-классического, что у меня перехватило дух и до сих пор не отпускает".

Антон Долин "Освободите на полке с книгами о любимых картинах место для шедевра Донны Тартт о крохотном шедевре Карела Фабрициуса". Причудливые нити человеческих судеб, протянутые сквозь первую книгу романа, теперь завязались в узлы. Беглые раскольники воздвигают свой огненный Корабль — но вознесутся ли в небо души тех, кто проклял себя на земле?

Российские полки идут за золотом в далёкий азиатский город Яркенд — но одолеют ли они пространство степей и сопротивление джунгарских полчищ? Упрямый митрополит пробивается к священному идолу инородцев через сопротивление таёжных демонов. Тобольский зодчий по тайным знакам старины выручает из неволи того, кого всем сердцем ненавидит.

Всемогущий сибирский губернатор оказывается в лапах государя, которому надо решить, что важнее: А история страны движется силой яростной борьбы старого с новым. И её глубинная энергия — напряжение вечного спора Поэта и Царя. Сегодня Уигтаун, расположенный в отдаленном уголке Шотландии, — место, куда устремляются книголюбы со всего мира. Это происходит благодаря тому, что в году Уигтаун был провозглашен книжным городом Шотландии национального значения, а в м начал работу Уигтаунский книжный фестиваль.

В остроумном дневнике Шона Байтелла, владельца самого крупного в Шотландии букинистического магазина и активного участника фестиваля, описаны будни и радости книготорговли. Впервые на русском языке!

Супергерои вездесущи, но героизм встречается все реже… Десятилетиями решая самые острые проблемы Земли, члены Лиги Справедливости в конце концов отошли в тень. Однако пришедшее им на смену новое поколение борцов с преступностью вселяет в людей больше ужаса, нежели уверенности в завтрашнем дне.

И снова будущее планеты оказывается под угрозой. Тогда Супермен, Чудо-Женщина и Бэтмен должны снова взяться за дело, чтобы в последней битве отстоять истину и справедливость! Настоящее издание включает выпуски 1 - 4 и более сотни страниц набросков, эскизов, и разнообразных рабочих материалов, отражающих процесс создания одного из культовых комиксов DC. В начале XIV века, вскоре после того, как Данте сочинил "Божественную комедию", в сердце Европы, в бенедиктинском монастыре обнаруживаются убитые.

Льется кровь, разверзаются сферы небес. Череда преступлений воспроизводит не английскую считалочку, а провозвестия Апокалипсиса. Он напоминает Шерлока Холмса, а его юный ученик - доктора Ватсона. В жесткой конструкции детектива находится место и ярким фактам истории Средневековья, и перекличкам с историей XX века, и рассказам о религиозных конфликтах и бунтах, и трогательной повести о любви, и множеству новых загадок, которые мы, читатели, торопимся разрешить, но хитрый автор неизменно обыгрывает нас Вплоть до парадоксального и жуткого финала.

Уж мне это компанейство: Настоящее злодейство - Привилегию давать, Чтоб меня не понимать, Чтоб осталась я голодной! Я с улыбкой благородной Отошла, но мой обед Отомстила сюр Анет. С ней за всё, про всё ругалась. Тут с кузиной я рассталась: Солнце скрылось, вот уж ночь, Что ж не едем? Там с паспортом Что-то возится над портом Аккуратный капитан: Хочет знать, пуркуа, коман Отправляемся в дорогу. Было время, слава богу, Рассмотреть, но ах, гате, Всё у нас формалите! Есть всегда крючок запасный.

Месяц ясный Расходился в небесах, И на дремлющих волнах Он излил свое сиянье. В сердце томное мечтанье О былом, о старине; Мне явились, как во сне, Те боскеты, те приюты, Роковые те минуты, Где впервые Курдюков Объявил мне про любовь.

Я жеманилась сначала, Но потом сама сказала, Поразнежась: В ней, раздутый, точно губка, Офицер сидит рябой. Точно, пароход дымится; Мы идем, волна клубится Под колесами у нас, И Кронштадт пропал из глаз. Моn capitain - мой капитан. Nicht verstehen - непонятно нем. Sur Annette - на Анете. Pourquoi, comment - почему, зачем. A papa - к папеньке. Capitain, adieu, fahr zu - капитан, прощай, отчаливай франц. Посмотреть бы, компаньоны Каковы, что за фасоны?

Одним словом, кто они? А то, боже сохрани, Не диковинка, пететер, Так сказать, се компрометер. Он в плаще, в очках, в фуражке; Не узнаешь по замашке, Кто такой. Но вот малер, С ним заговорил актер, Просто из французской труппы. А вон там, какие группы! Офицеры, шкипера, Шамбеляны, повара - Разночинство, развращенье, Вавилонское смешенье!

Вот опять актер франсе Разговор рекомансе С графом, будто б с своим братом. Я бы с этим сопостатом Поступила, но гляжу - Всюду то же нахожу: В креслах Гамбсова изделья, Что дарят для новоселья, Дама знатная сидит. С нею каждый говорит, Всяк подходит, кто желает, И с сигаркой подседает. Вон с козлиной бородой, Знать, французик молодой, Во всю мочь горланит песни; Не умолкнет он, хоть тресни. Для меня весьма забавный Поп наш русский, православный: Бритый, чесаный, одет, Как отставленный корнет За дурное поведенье, - Ну, какое здесь почтенье?

Поп, по мне, без бороды Не годится никуды. Ходит под руку с женою Иль с сестричкой молодою, Когда ж говорит адью, Так целует попадью, Что не знаешь, что и будет: Ну а вдруг он честь забудет И приличия? Тогда Все мы денемся куда? Дамам будет очень стыдно, Даже несколько обидно: Есть ведь дамы без мужей.

Батька, лесс бьен оближе! Peut-etre - может быть. Se compromettre - скомпрометировать себя. De Russie - из России. A moi faisalt la cour - ухаживал за мной. Mais pourtant са ne va pas - но однако всё это не годится. Laisse bien obliger - сделай одолженье, перестань. Тут толкуют о натуре, Больше ж о литературе, Аматеры де вояж, И какую ералашь!

Так успели надоесть, Что не знаешь, где и сесть. Тут гуляет горделиво Цампа, что ли, Альмавива, В синей епанче одет! Эн курье де кабинет, Англичанин с рожей красной. Он ни с кем не говорит; То сигарку закурит, То присядет, то напьется, То сам про себя смеется, То глядит на фирмаман, И всегда ан мувеман.

Так мы плыли двое суток; Очень скучно, кроме шуток; Как вдруг появился мне Остров Борнгольм в стороне. Русский всякий тут вздыхает, Потому что Карамзин Сочинил роман один Пречувствительный, презнатный, И притом весьма приятный. Мне же - что таить грехи?

Как я в горести мечтала, Что в Борнгольме я вздыхала. В мыслях слились Курдюков, И законы, и любовь.