Золотая коллекция биографий великих и знаменитых (комплект из 4 книг) Екатерина Мишаненкова, Мария Б

У нас вы можете скачать книгу Золотая коллекция биографий великих и знаменитых (комплект из 4 книг) Екатерина Мишаненкова, Мария Б в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Ниже приводится обработанная В. Ставицким версия этого стихотворения, предположительно принадлежащего И. Поговорим о вечности с тобою: Конечно, я во многом виноват! Но кто-то правил и моей судьбою, Я ощущал тот вездесущий взгляд.

Он не давал ни сна мне, ни покоя, Он жил во мне и правил свыше мной. И я, как раб вселенного настроя, Железной волей управлял страной. Кем был мой тайный, высший повелитель? Чего хотел он, управляя мной? Я словно раб, судья и исполнитель — Был всем над этой нищею страной. И было все тогда непостижимо: Откуда брались силы, воля, власть.

Моя душа, как колесо машины, Переминала миллионов страсть. И лишь потом, весною, в м, Он прошептал мне тихо на ушко: Возможно, Сталин не хотел, чтобы к нему заглянули в душу. Ведь стихи — это голос неба и души. Но для нас важно другое: Особенно когда человечество заходит в тупик. Ведь с точки зрения военной, экономической, мобилизационной — фашистская Германия — была непобедима, но Всевышний распорядился иначе….

И еще об одном факте: Сталин приложил руку к существенной правке текста Гимна СССР, но от соавторства отказался категорически. Плыви, как прежде, неустанно Над скрытой тучами землей, Своим серебряным сияньем Развей тумана мрак густой. К земле, раскинувшейся сонно, С улыбкой нежною склонись, Пой колыбельную Казбеку, Чьи льды к тебе стремятся ввысь.

Но твердо знай, кто был однажды Повергнут в прах и угнетен, Еще сравняется с Мтацминдой, Своей надеждой окрылен. Сияй на темном небосводе, Лучами бледными играй И, как бывало, ровным светом Ты озари мне отчий край. Я грудь свою тебе раскрою, Навстречу руку протяну И снова с трепетом душевным Увижу светлую луну.

Когда крестьянской горькой долей, Певец, ты тронут был до слез, С тех пор немало жгучей боли Тебе увидеть привелось. Когда ты ликовал, взволнован Величием своей страны, Твои звучали песни, словно Лились с небесной вышины. Когда, Отчизной вдохновленный, Заветных струн касался ты, То, словно юноша влюбленный, Ей посвящал свои мечты.

С тех пор с народом воедино Ты связан узами любви, И в сердце каждого грузина Ты памятник воздвиг себе. Певца Отчизны труд упорный Награда увенчать должна: Уже пустило семя корни, Теперь ты жатву пожинай. Не зря народ тебя прославил, Перешагнешь ты грань веков, И пусть подобных Эристави Страна моя растит сынов.

Ходил он от дома к дому, Стучась у чужих дверей, Со старым дубовым пандури, С нехитрою песней своей. А в песне его, а в песне — Как солнечный блеск чиста, Звучала великая правда, Возвышенная мечта. Сердца, превращенные в камень, Заставить биться сумел, У многих будил он разум, Дремавший в глубокой тьме. Пандури — трехструнный щипковый музыкальный инструмент. Известен другой перевод этого стихотворения, принадлежащий Ф. Он бродил от дома к дому, словно демон отрешенный, и в задумчивом напеве правду вещую берег.

Но очнулись, пошатнулись, переполнились испугом, чашу, ядом налитую, приподняли над землей. Под старый дубовый пандури Нехитрый мотив звучал. В напеве его и в песне, Как солнечный луч чиста, Жила великая правда — Божественная мечта. Сердца, превращённые в камень, Будил одинокий напев. Дремавший в потёмках пламень Взметался выше дерев. Но люди, забывшие бога, Хранящие в сердце тьму, Вместо вина отраву Налили в чашу ему. Чашу испей до дна!.. И песня твоя чужда нам, И правда твоя не нужна!

Когда луна своим сияньем Вдруг озаряет мир земной И свет ее над дальней гранью Играет бледной синевой,. Когда над рощею в лазури Рокочут трели соловья И нежный голос саламури Звучит свободно, не таясь,. Когда, утихнув на мгновенье, Вновь зазвенят в горах ключи И ветра нежным дуновеньем Разбужен темный лес в ночи,. Когда беглец, врагом гонимый, Вновь попадет в свой скорбный край, Когда, кромешной тьмой томимый, Увидит солнце невзначай, —.

Тогда гнетущей душу тучи Развеют сумрачный покров, Надежда голосом могучим Мне сердце пробуждает вновь. Стремится ввысь душа поэта, И сердце бьется неспроста: Я знаю, что надежда эта Благословенна и чиста! Саламури — грузинский духовой музыкальный инструмент, род свистковой флейты. Раскрылся розовый бутон, Прильнул к фиалке голубой, И, легким ветром пробужден, Склонился ландыш над травой. Пел жаворонок в синеве, Взлетая выше облаков, И сладкозвучный соловей Пел детям песню из кустов:.

Пусть мир царит в родном краю! А вы учебою, друзья, Прославьте Родину свою! Рядом с фиалкой-сестрой Алая роза раскрылась. Лилия тоже проснулась И ветерку поклонилась. Почему супруга писателя так ревновала мужа к его секретарю и издателю?

Зачем этот издатель не допустил к умирающему Толстому духовника, не дав ему примириться церковью? Анна Ахматова — одни называют ее златоустой великой королевой русской поэзии, Анной всея Руси.

Другие — великой мистификаторшей, выдумавшей свою биографию и присвоившей незаслуженную славу. Ее стихи изучают в школе, о ней написаныдесятки книг, но все исследователи противоречат друг другу. И споры не утихают, хотя она умерла почти полвека назад.

Легендарная, загадочная и непонятная. Купить за руб в. Золотая коллекция биографий великих и знаменитых В книгах, входящих в этот комплект, вы узнаете судьбы великих людей своего времени. Фаина Раневская - сплошное противоречие. Беспардонное хамство и нежная беспомощность души, умение обзаводиться… — АСТ, На кушетке у психотерапевта Подробнее Урожденная прусская принцесса Фредерика Луиза Шарлотта Вильгельмина. Болезненная и инфантильная, Александра Федоровна мало интересовалась государственными делами и благотворительными учреждениями, оставшимися после кончины ее свекрови - императрицы Марии Федоровны.

Вела активную светскую жизнь. Император Николай I окружал Александру Федоровну вниманием и любовью, создав настоящий культ "белой дамы" ее символом была белая роза. Ей посвящена строка В. Жуковского "Гений чистой красоты", повторенная затем А. Александра Федоровна - покровительница Императорского женского патриотического общества и Елизаветинского института.

Для нее создан дворцово-парковый ансамбль Александрия в Петергофе поэтому сама Александра Федоровна называла себя "петергофской помещицей". После смерти мужа она унаследовала Аничков дворец и Александрию, владела также мызами Ропша, Кипень, Дудергофка и Знаменка.

Похоронена в Петропавловском соборе. Именем Александры Федоровны назван Александринский театр. Настоящие два выпуска включают в себя жизнеописание Александры Федоровны от рождения и до х годов. Типография Товарищества "Общественная польза". Поэтому мы полагаем, что печатание нами некоторых материалов, имеющихся у нас в подлинниках Архив В.

Интерес печатаемых материалов заключается, между прочим, в любопытных и характерных подробностях, основанных на правдивых и достоверных данных. Излагаемые факты связаны с именами множества лиц, и значительнаго числа отдельных частей войск и разных правительственных установлений". Издание с портретом автора. Они драгоценны и для истории нравов придворного общества, и для объяснения некоторых черт характера императора Павла I. Дневник Порошина столь многообразен, столь широк спектр приводимых в нем фактов и сведений, что он по-прежнему остается актуальным источником для специалистов и всех интересующихся историей и культурой России XVIII столетия.

С гравюрами и украшениями на дереве, исполненными лучшими иностранными и русскими граверами. Профессионально реставрированные издательские переплеты с новодельными кожаными корешками с золотым тиснением, новодельные форзацы. Темой данного монументального труда известного русского ученого XIX века профессора А. Брикнера стал один из ярчайших и интереснейших периодов русской истории - эпоха правления Екатерины Второй.

Юность принцессы из нищего и малоизвестного немецкого княжества, волею судеб ставшей супругой российского императора Петра III, дерзкий дворцовый переворот, в результате которого она пришла к власти, интриги могущественных фаворитов императрицы и, наконец, блистательные победы российского оружия и небывалый расцвет дипломатии - вот лишь немногое из того, о чем живо и интересно рассказывается в этой книге.

Нетрадиционность и оригинальность авторского взгляда превращают ее в увлекательное произведение, к которому хочется возвращаться вновь и вновь. Многочисленные иллюстрации, фототипии картин известных русских художников, портреты, гравюры, рисунки, планы, приложения, таблицы. Издание украшено и дополнено оригинальными заставками, историческими концовками, рамками, виньетками и пр.

Основная цель настоящего издания - собрать подлинные черты обстановки, сохранившейся на современных изображениях, передать графически оригинальные драгоценные свидетельства эпохи преобразований, чтобы сделать их общедоступными и объяснить толково и коротко самые видные этапы из жизни Петра I в популярном изложении.

Санкт-Петербург, - гг. Издание с черно-белыми и цветными иллюстрациями. Профессиональные новодельные переплеты, кожаные бинтовые корешки с золотым тиснением, кожаные уголки, узорные обрезы, ляссе.

Николай Карлович Шильдер , русский историк, генерал-лейтенант, член-корреспондент Петербургской Академии наук. Окончил Пажеский корпус и Николаевскую инженерную академию.

Оно состоит из четырех частей. Первая часть описывает детство и молодые годы Александра до восшествия его на престол; вторая - эпоху преобразований с по год; третья - борьбу с Францией с по год; четвертая - эпоху реакции с по год. Труд написан легко и увлекательно; главные его достоинства - искусный психологический анализ, тщательная и точная критика историографии и источников, обилие ранее неизвестных материалов по политической, военной, дипломатической истории, введенных в научный оборот.

Книга углубляет историческое понимание эпохи Александра I. Иллюстрации выполнены с редких оригиналов собрания гравюр П. Дашкова в техниках хромолитографии, фототипии, гелиогравюры, цинкографии, копии с картин, гравюр на дереве и фотографии. В издание вошли портреты: Императора Александра I, Великой княжны Александры Павловны, Великой княгини Анны Федоровны, графа Аракчеева, князя Безбородко, графа Строганова, князя Чарторижского, барона Штейна, Императора Александра Павловича, принца прусского Вильгельма, князя Волконского, князя Голицына, барона Кампенгауза и многих других, а также виды местностей, зданий, сцены баталий, бытовые рисунки.

Идеально для роскошного представительского подарка высокопоставленному лицу! Экспедиция заготовления государственных бумаг. С портретом Александра I на фронтисписе.

С 12 таблицами портретов и рисунков. Кожаный бинтовой корешок с золотым тиснением. Великий князь Николай Михайлович — - внук Николая I, военачальник, историк, председатель Императорского Русского исторического общества. Автор многочисленных исторических трудов: Его монументальное биографическое исследование "Император Александр I.

Опыт исторического исследования" , написанное после долгих лет работы в архивах Санкт-Петербурга и Парижа, произвело сенсацию, заставив специалистов и заинтересованных читателей "пересмотреть, исправить и даже пересоставить целый ряд исторических трактатов". В году многие не поверили в смерть императора Александра I. По одной из версий, в Санкт-Петербурге похоронили не тело Александра I, а тело его двойника.

Император, пожелав искупить свою вину в убийстве отца - Павла I - стал старцем-аскетом, отдалился от мирской жизни, уехал в Сибирь и умер в Томске в году.

Так родилась легенда о старце Фёдоре Кузьмиче. В издание вошло историческое исследование К. Михайлова, посвященное старцу Федору Кузьмичу и легенде о нем. В своей книге автор расширил и углубил анализ тождества императора Александра I и Федора Кузьмича.

Книга написана живо и образно, в той её части, где речь идёт об Александре I, её можно считать скорее художественной, чем исторической. Михайлов приводит довольно много свидетельств о Фёдоре Кузьмиче, но без ссылок на источники впрочем, по современным работам, источники тех или иных свидетельств установить легко. Издание Училищного Совета при Святейшем Синоде.

Представленный труд посвящен эпохе правления и биографии российского императора Александра III - Опытный в делах государственных уже при вступлении на престол император Александр III обнаружил много твердости и самообладания в управлении государством.

Он заботился о нуждах крестьянского сословия: Проведение новых железных дорог, из которых наиболее замечательны: Сибирская и Среднеазиатская, способствовало подъему русской торговли и промышленности. Заботясь об усилении военного положения России и укрепления с этой целью границы России и с суши и со стороны моря, император держался политики невмешательства в европейские дела.

Об этих и многих других фактах биографии Александра III рассказывает настоящее иллюстрированное издание. Он посвящен вопросу возникновения франко-русских отношений и первой попытке франко-русского союза. Мастерски рисует Вандаль на протяжении страниц длинную и причудливую вереницу различных попыток и комбинаций русско-французского союза; здесь и попытка Петра Великого и его ближайшей преемницы заключить не только политический союз, но и союз родственный путем брака французского короля на цесаревне Елизавете, здесь и продолжительный переход в эпоху Бироновщины и господства немцев, здесь и долгие перипетии взаимоотношений России с Францией во время императрицы Елизаветы.

Шаг за шагом прослеживает Вандаль все колебания неустойчивой политики своего отечества, руководимый то легкомысленным герцогом-регентом, то узким эгоистом Бурбоном, то, наконец, явным и тайным правительствами Людовика XV.

Несколько преувеличивая, быть может, романтическую привязанность Елизаветы к Франции, Вандаль, однако, верно отмечает тот сдвиг русской внешней политики, который определился в это царствование.

Но боязливая и мнительная политика Людовика XV, великолепно обрисованная Вандалем, с одной стороны, интриги и тайные подкопы антифранцузской партии при русском дворе, с другой, не дали вполне развитой новой начинающей комбинации.

Вандаль выступает во всеоружии и как исследователь, и как историк-художник. Искусно пользуясь данными источников, Вандаль мастерски реконструирует картины из жизни двух великих европейских дворов.

Дипломатия XVIII века с ее "секретами" тайными и явными министерствами, полномочными, но бессильными посланниками, сомнительными, но всемогущими частными агентами, авантюристами разного пола и звания, в камзолах и юбках - все это изображено ярко и живописно. Хороши и общие картины воцарения императрицы Елизаветы и борьбы старого и молодого дворов. Книга с портретом императрицы. Владельческий переплет, кожаный корешок штамп переплетной мастерской "Переплетчик Э.

На заднем форзаце имеется экслибрис: Корешок потерт и слегка надорван. В настоящем издании представлен труд русского историка Евгения Севастьяновича Шумигорского , посвященный биографии русской императрицы Марии Федоровны , супруги императора Павла I. Невестка Екатерины Великой, супруга Павла I и мать двух последовательно царствовавших друг за другом императоров: Александра и Николая, Мария Федоровна после восшествия на престол своего супруга в течение весьма долгого времени была центром, вокруг которого вращалась семейная жизнь русской императорской фамилии, и благодаря этому оказывала большое влияние на ход многих политических событий в России и Европе.

Первоначально биография императрицы планировалась автором как 4-томный труд, однако отдельным изданием был выпущен только 1 том, заключающий в себе рассказ о жизни Марии Федоровны до восшествия на престол Павла I и описывающий условия, при которых создавалась ее нравственная личность в период времени, предшествовавшей ее самостоятельной политической и государственной деятельности.

Прижизненное издание Берлин, год. Кожаные бинтовые корешки с золотым тиснением. Сначала появилось несколько его статей и отдельно изданных монографий: В году Бильбасов издал первый том широко задуманного труда о Екатерине, обнимающий жизнь Екатерины до вступления ее на престол. Второй том "Истории Екатерины II" был напечатан, но запрещен и уничтожен цензурой.

Даже в своем незаконченном виде труд Бильбасова представляет ценный вклад в историю эпохи, которая до него была мало разработана русскими исследователями. Из книги Бильбасова впервые вырисовывается перед нами образ Екатерины-женщины, совершенно искаженный в апокрифических сказаниях, порожденных отчасти долгим запретом, лежавшим на интимной жизни императрицы.

Издание книжного магазина Штура. Кожаный корешок с золотым тиснением, кожаные уголки. Бильбасов издал первый том широко задуманного труда о Екатерине, обнимающий жизнь Екатерины до вступления ее на престол. Профессиональные новодельные кожаные переплеты. Бинтовые корешки с золотым тиснением. Николай Герасимович Устрялов - профессор Петербургского университета, академик Императорской Академии наук.

Самым важным трудом, которому Устрялов посвятил последние 23 года жизни, была "История царствования Петра Великого". Для ее создания автор использовал множество важных источников из государственного архива. Его труд остался незаконченным, но, несмотря на это, явился крупнейшим историческим исследованием.

В первом томе "Истории Во втором томе "Истории В третьем томе "Истории Также представляет интерес повествование о пребывании Петра в Голландии и Англии, что повлекло за собой грандиозные реформы в Российской империи. В первой части четвертого тома "Истории В виде дополнения напечатаны 40 писем генерала и адмирала Лефорта. Вторая часть четвертого тома "Истории Пятый том не был издан.

Научные исследования Устрялов проводил в архивах России, Голландии, Франции, Австрии, но наибольшее число документов, относящихся к Алексею Петровичу, были найдены в Тайном государственном архиве Вены. Все эти ценные документы более помещены в "Приложениях" к шестому тому. Издание Императорской Академии Наук. На полях издания имеются владельческие пометы карандашом. В настоящее издание включен текст кантаты, написанной к двухсотлетнему юбилею со дня рождения М. Автором сочинения стал поэт, переводчик, драматург великий князь Константин Константинович — , писавший под поэтическим псевдонимом К.

Петроград, год, Товарищество Р. Новодельный профессиональный переплет, кожаный бинтовой корешок с золотым тиснением, кожаные уголки. Под переплетом сохранена отреставрированная оиригнальная обложка. Как ни кратковременна была жизнь Князя Олега Константиновича, в ней все-таки успела обнаружиться та вечная красота, которая является неизменным спутником всех поднявшихся над уровнем житейской прозы и рвущихся в беспредельную высь правды и добра.

Князь Олег знал и "святой труд" и "великую любовь". Вот почему любившие его решили познакомить русское общество с историей его недолгой жизни. Конволют из 3-х изданий, посвященных загадочной истории старца. Под переплетом сохранены оригинальные обложки.

Скончался ли Император Александр I в Таганроге 19 ноября года, или же, предоставив хоронить чье-то чужое тело, таинственно удалился от мира и окончил жизнь в образе старца Федора Кузьмича в окрестностях Томска 20 января года? Издание редакции "Наука и жизнь". В конволют вошли 3 части книги "Наследие Петра Великого царство женщин - правление фаворитов: Книга посвящена эпохе дворцовых переворотов, последовавшей за смертью Петра I.

Автор книги - Казимир Феликсович Валишевский - польский историк, писатель и публицист, известный в России сочинениями по придворной истории XVIII века, которые пересыпаны салонными анекдотами и подробностями интимной жизни правителей.

Исторические сочинения Валишевского принято считать не имеющими научной ценности. Ещё до революции авторы энциклопедии Гранат констатировали: С самого момента смерти императора Александра I достоверная история и легенда о его еще живой памяти страшно перепутались.

Сами свидетели-очевидцы не могли прийти к соглашение о том, что они, кажется, видели собственными глазами. Противоречие встречается по поводу священника, который был позван в момент смерти императора.

Согласно наиболее верной версии был позван представитель церкви православной. Несмотря на эту видимость, внутренние личные убеждения Александра I вырисовались в вещественном факте - в посылке в Рим генерала Мишо. Необходимо установить этот факт, подкрепить его документами и определить, насколько это возможно, его ценность. Вниманию читателей предлагается исторический труд о. Пирлинга, посвященный версии о желании императора Александра I крестить Россию в католическую веру, для чего он обратился с секретным посланием к Папе Римскому, и о принятии императором католической веры на смертном одре.

В настоящее издание вошли критические очерки талантливого российского журналиста и знаменитого издателя Алексея Сергеевича Суворина , посвященные биографии первого в истории России самозванца Царевича Дмитрия. В очерках автор подробно излагает свои взгляды на личность Димитрия Самозванца и защищает теорию, что он действительно мог быть сыном Ивана Грозного, и что вожди мятежа, который кончился смертью многих поляков, знали, что убивают последнего Рюриковича, а не монаха Чудова монастыря.

Александр Иванович Вейдемейер - - историк, статский советник. Известен в литературе историческими записками о событиях и замечательных людях России, охватывающими период от Смутного времени начала XVII в. Одно из основных сочинений А. В книге Вейдемейера "Обзор главнейших происшествий в России с кончины Петра Великого до вступления на престол Елизаветы Петровны" описываются события русской истории периода правления Петра I вплоть до событий воцарения Елизаветы на престол, в том числе предшествовавших воцарению Елизаветы - дворцовый переворот г.

Вторая часть посвящена царствованию Анны Иоанновны. В третьей части говорится о правлении Бирона и о правлении великой княгини Анны Леопольдовны. С портретом Павла I. Владельческие пометы в тексте.

Книга издана к столетней годовщине смерти императора Павла I. Здесь собраны наиболее "яркие анекдоты, отзывы, характеристики и пр. При составлении книги были использованы исследования и материалы, выпущенные отдельно или помещенные в периодических изданиях "Русская старина", "Исторический вестник", "Русский архив" и др. Обилие анекдотов свидетельствует о том, что в свое время своеобразная личность монарха живо поразила народное и общественное воображение.

Она и сегодня притягивает внимание множества людей, интересующихся историей. Именно в настроении и характеристиках анекдотов могло отразиться народное отношение к Павлу I. Чего же больше в нем, иронии или симпатии? Книга ярко иллюстрирует личность Павла Петровича и отношение к нему современников. Кроме того, эти истории и характеристики отражают отношение самого Павла Петровича к матери - императрице Екатерине II, к А.